Версія новин сайту
для мобільного телефону
http://ukrprison.org.ua/wap

Міжнародний фонд "Відродження"

ДОКЛАД КПП-1998

КОПИЯ ПИСЬМА Постоянному Представителю Украины
в Совете Европы господину Александру Купчишину

Уважаемый господин Посол! В соответствии с пунктом 1 статьи 10 Европейской Конвенции по предупреждению пыток, негуманного и унижающего достоинство обращения или наказания, имею честь направить Правительству Украины доклад Европейского Комитета по предупреждению пыток (ЕКПП) по результатам его визита в Украину 8-24 февраля 1998 г. Этот доклад был одобрен на 37-м заседании Комитета 3-6 ноября 1998 г.
Хотел бы обратить Ваше внимание на пункт 271 данного доклада, в котором Комитет просит украинскую сторону предоставить информацию о предпринятых действиях и мерах в ответ на этот доклад, а также об их результатах. Комитет будет признателен за предоставление этой информации с переводом на английский или французский язык. Было бы желательным также предоставить эту информацию и на компьютерной дискете.
Комитет стремится к установлению с украинскими органами власти регулярного диалога в вопросах, представляющих взаимный интерес, в духе принципов сотрудничества, закрепленных в статье 3 Конвенции. Поэтому мы будем приветствовать любую информацию от украинских органов власти.
Я всегда готов ответить на все Ваши вопросы по поводу данного доклада либо дальнейших процедур.
Пожалуйста, уведомьте меня о получении данного письма.

Искренне Ваш

Иван Закин,
президент Европейского
Комитета по предупреждению пыток.

ДОКЛАД

ПРАВИТЕЛЬСТВУ УКРАИНЫ
ЕВРОПЕЙСКОГО КОМИТЕТА
ПО ПРЕДУПРЕЖДЕНИЮ ПЫТОК (КПП)
Визит состоялся 8-24 февраля 1998

Поскольку Европейский Комитет по предотвращению пыток, негуманного и унижающего достоинство обращения или наказания (далее “Комитет”) – относительно новая структура, о ее полномочиях и функциях еще недостаточно широко известно, поэтому Комитет решил, что вместе с первыми своими докладами о посещаемых странах будет предоставлять общую информацию о себе. Это особенно важно, так как цели и основания, на которых базируется деятельность Комитета, отличаются от таковых другого органа Совета Европы, который также осуществляет контроль за соблюдением прав человека – от Европейского Суда по правам человека.
В отличие от Суда, Комитет не полномочен рассматривать и решать вопросы, связанные с несоблюдением обязательств, которые вытекают из положений Договоров и т.п..
Комитет является, прежде всего, механизмом, предупреждающим жестокое обращение, но в отдельных случаях он вмешивается и после таких нарушений.
Таким образом, там, где Суд действует на юридическом уровне, Комитет ставит целью предотвращение и профилактику нарушений на практическом уровне. Это касается «как можно более эффективной защиты от злоупотреблений как на физическом, так и на ментальном уровнях» (цитата из Кодекса ООН 1979 г. для работников правоохранительных органов, повторенная в Документе ООН 1988 г., в котором изложены принципы защиты всех лиц, находящихся под стражей или в местах лишения свободы).
Деятельность Комитета основывается на сотрудничестве, как об этом гласит Статья 3 Европейской Конвенции по предупреждению пыток, негуманного и унижающего достоинство обращения или наказания. Целью Комитета является не публичная критика проверяемых стран, а оказание помощи им в поиске путей установления четкой границы между дозволенным и запрещенным при осуществлении должностными лицам своих полномочий. Выполняя эти задачи, Комитет руководствуется тремя принципами:
 абсолютный запрет злоупотреблений по отношению к задержанным или заключенным лицам;
 цивилизованное поведение исключает даже мягкие формы жесткого отношения;
 злоупотребления должностных лиц приносит вред не только жертвам, но и национальным государственным органам вообще, поскольку его работники при этом деградируют.

Совершая визит в страну, Комитет, прежде всего, делает следующее:
- изучает общую ситуацию в учреждениях, которые посещаются его представителями,
- интересуется отношением работников правоохранительных органов и другого персонала к лицам, лишенным свободы;
- беседует с лицами, лишенными свободы, в том числе с целью выявления конкретных злоупотреблений по отношению к ним;
- знакомится с национальной правовой и административной системой, являющейся основой для применения лишения свободы;
В Докладах, направляемых в посещенные страны, Комитет информирует правительства последних о результатах произведенной инспекции и о своих соображениях по этому поводу. Следует отметить, что Комитет не имеет полномочий проводить очные ставки лиц, выражающих противоположные точки зрения, либо получать свидетельства под присягой. При необходимости, Комитет дает рекомендации о мерах, необходимых для предотвращения нарушений стандартов работы и отношения к лицам, лишенным свободы.
Осуществляя свои полномочия, Комитет имеет право опираться на стандарты не только Европейской Конвенции по правам человека, но и других документов, включая их интерпретацию другими органами, занимающимися защитой прав человека. В то же время Комитет может следовать принципу прецедентного права (case law), учитывая решения судебных органов в этой сфере в той или другой стране, как отправную точку либо ссылаясь на принятые решения по поводу реального отношения к лицам, лишенным свободы. Подытоживая главное различие между Комитетом и Европейским Судом по правам человека, можно отметить, что:
- Суд ставит целью, в первую очередь, выяснить, имело ли место нарушение Европейской Конвенции по правам человека, а Комитет, наоборот, предупреждает нарушения по отношению к лицам, лишенным свободы, то есть более ориентирован на перспективу, чем на свершившееся.
- Суд должен интерпретировать и следовать значительному числу положений различных соглашений, а Комитет не имеет таких обязательств, хотя и может обращаться к таким соглашениям и другим международным инструментам в случаях, о которые идет речь дальше в этом документе.
- Суд состоит из юристов, которые специализируются на защите прав человека, а в состав Комитета входят также и медики, эксперты по пенитенциарным вопросам и криминологии и т.п.
- Суд рассматривает какие-либо дела только после получения заявления от лица или государства, а Комитет периодически осуществляет неофициальные или рабочие визиты.
- Суд в результате рассмотрения дела выносит юридически обязывающее решение, имело ли место нарушение государством своих обязательств, а Комитет составляет доклад и дает советы и рекомендации, если это нужно, что составляет основу для дальнейшего диалога. Только в случае, если государство не следует рекомендациям Комитета, последний может сделать публичное заявление по какому-либо вопросу.



І. ВСТУПЛЕНИЕ

А. СРОК ВИЗИТА И СОСТАВ ДЕЛЕГАЦИИ

1. Согласно статье 7 Европейской Конвенции по предупреждению пыток, негуманного и унижающего достоинство обращения или наказания (далее “Конвенция”), делегация Европейского Комитета по предупреждению пыток посетила Украину с визитом в период 8-24 февраля 1998 г. Это был первый визит Комитета в Украину, он состоялся в рамках программы периодических визитов на 1998 г.
2. Делегация состояла из таких членов Комитета:
- Ингрид ЛИКЕ ЭЛЛИНГСЕН (1-й вице-президент Комитета)
- Джон ОЛДЕН (2-й вице-президент Комитета)
- Кристина ДОКТАРЕ
- Константин ЭКОНОМИДЕС
- Ягода ПОЛОНЦОВА
- Пьер ШМИТ
Им помогали:
- Клайв МЕУ (эксперт, судебный врач-психиатр Бродморского госпиталя, Великобритании)
- Жан-Пьер РЕСТЕЛЛИНИ (эксперт, врач, специалист по судебной медицине и внутренним болезням, г. Женева, Швейцария).
- Борис КОВАЛЬЧУК (переводчик)
- Сергей МАКСИМОВ (переводчик).
- Сергей САЕНКО (переводчик)
- Александр САМБРУС (переводчик)
- Лариса СЫЧ (переводчик)
а также члены секретариата Комитета:
- Женевьева МАЙЕР, заместитель Секретаря
- Петя НЕСТОРОВА.

Б. ПОСЕЩАЕМЫЕ УЧРЕЖДЕНИЯ

3. Делегация побывала в таких местах лишения свободы:
Учреждения системы МВД Украины:
Днепропетровск:
- Кировское РУ УМВД
- Октябрьское РУ УМВД
- приемник-распределитель для лиц без постоянного местожительства
- Центр для задержанных за административные правонарушения
- изолятор временного содержания (ИВС)
- ЛТП для алкоголиков
Харьков:
- Фрунзенское РУ УМВД
- Киевское РУ УМВД
- СИЗО N 313/203

Киев:
- Дарницкое РУ УМВД
- Московское РУ УМВД
- Шевченковское РУ УМВД
- Железнодорожное РУ УМВД
- подразделение УВДТ МВД на Центральном железнодорожном вокзале
- камеры временного содержания и приемник-распределитель для бродяг на Центральном железнодорожном вокзале
- подразделение УВДТ МВД в Бориспольском аэропорту
- приемник-распределитель для несовершеннолетних
- изолятор временного содержания (ИВС)
Учреждения системы Министерства здравоохранения Украины:
- Днепропетровская психиатрическая больница усиленного режима.
- Киевский центр судебной медицинской экспертизы.
- Киевская больница скорой медицинской помощи (отделение для лиц, которые находятся под арестом)
Учреждения СБУ:
- СИЗО.
Учреждения Госкомграницы Украины:
- Помещения для задержанных в Бориспольском аэропорту

В. КОНСУЛЬТАЦИИ, ПРОВЕДЕННЫЕ ДЕЛЕГАЦИЕЙ

4. Кроме встреч с работниками вышеупомянутых учреждений, делегация провела переговоры в центральных аппаратах компетентных органов и с представителями неправительственных организаций, которые действуют в соответствующей сфере. Список национальных органов власти и управления, организаций и отдельных лиц, с которыми были проведены переговоры и консультации, приводится в Приложении II данного доклада.
5. Встречи членов делегаций с представителями национальных органов власти и управления, как в начале, так и в конце визита, проходили в духе тесного сотрудничества. Комитет признателен за время, которое в начале этого визита им уделили Министр юстиции госпожа Сюзана СТАНИК, заместитель Министра внутренних дел господин Александр Терещук, заместитель Министра обороны господин Василий Собков, заместитель Министра здравоохранения госпожа Любовь Некрасова, заместитель Председателя СБУ господин Владимир Пристайко и заместитель Генерального прокурора господин Иван Вернидубов. Делегация также встречалась со старшими должностными лицами Министерства внутренних дел, Министерства обороны, Министерства здравоохранения, Министерства юстиции и Министерства иностранных дел, а также СБУ и Генеральной прокуратуры.
Делегация выражает благодарность контактным должностным лицам, которые были назначены соответствующими органами власти и управления, а именно Валерию Кузьмину (МВД) и Петру Мельнику (СБУ). К сожалению, некоторые органы власти и управления Украины до сих пор официально не назначили офицеров связи и сотрудничества (см. пункт 8 настоящего Доклада), поэтому Комитет призывает сделать это (см. статью 15 Конвенции).
6. Следует отметить, что Комитету не был своевременно предоставлен полный список всех видов учреждений, в которых люди могут содержаться под стражей. Комитет же сделал запрос о предоставлении такого списка еще до начала визита. Лишь на третий день визита делегации был предоставлен полный список психиатрических больниц, ЛТП и неполный список интересующих учреждений милиции в Днепропетровске и Харькове. Дополнительные списки других учреждений разных видов были присланы Комитету уже после визита.
В этом контексте Комитет обращает внимание на пункт 2 статьи 8 Конвенции: "Сторона предоставляет Комитету... полную информацию о местах, где содержатся лица, лишенные свободы".
7. За одним исключением (см. пункт 8), делегация с удовлетворением отмечает быстрый доступ во все учреждения, включая те, о которых Комитет не сообщал, как о цели своего визита. В целом, к делегации очень хорошо относились должностные лица и персонал всех учреждений. Однако следует отметить, что в нескольких учреждениях системы МВД некоторые представители персонала сначала не шли на откровенный разговор и отмалчивались.
8. Исключением, о котором говорилось выше, являются трудности, с которыми столкнулась делегация во время визита в помещения для задержанных в Бориспольском аэропорту, находящиеся в ведении Госкомграницы Украины. Когда группа членов делегации приехала в аэропорт в субботу, 14.02.1998 г. с целью ознакомиться с условиями содержания в этом учреждении, начальник Контрольного поста управления в Бориспольском аэропорту не дал указание дежурному офицеру обеспечить доступ членам делегации в эти помещения. Более того, он отказался лично встретиться с членами делегации, которые были вынужденные обратиться за помощью к Валерию Кузьмину; в результате встреча с представителем Госкомграницы и ознакомление с вышеупомянутым учреждением в аэропорту была организована только 23.02.1998 г. Комитет должен отметить по этому поводу, что отказ в доступе к вышеупомянутому учреждению был серьезным нарушением положений статьи 8 Конвенции и общего принципа сотрудничества, о котором говорится в статье 3 Конвенции. Вместе с тем Комитет удовлетворен, что делегация наладила хорошие отношения сотрудничества с Госкомграницей.
9. Комитет отмечает, что у делегации сложилось впечатление, будто многие из задержанных людей, с которыми она встречалась в учреждениях милиции, в частности, в некоторых районных отделах МВД в Днепропетровске, Харькове и Киеве, боялись разговаривать или быть осмотренными членами делегации, медиками по специальности, поскольку это могло в будущем отрицательно повлиять на отношение к ним со стороны работников милиции. Поведение, а в некоторых случаях даже непосредственные заявления этих людей, свидетельствовали о том, что они подвергались давлению, чтобы не высказывали свои жалобы членам делегации. Разумеется, что такое давление несовместимо с принципом сотрудничества, о котором говорится в статье 3 Конвенции.

Г. КОНТЕКСТ ВИЗИТА
10. Украинские органы власти заявляли делегации, что их страна переживает серьезные экономические и социальные трудности в этот переходный период. Если принять во внимание кроме кризиса еще и рост уровня преступности, то эти явления имеют отрицательные последствия и в тех сферах, которые относятся к мандату Комитета.
Влияние указанных факторов особенно было заметно при ознакомлении с условиями содержания и с деятельностью, которая предлагается людям, содержащимся в различных учреждениях, включая психиатрические. Однако, как подчеркивалось во время заключительных переговоров с украинскими властями, эти трудности никогда не могут быть оправданием умышленного физического издевательства над этими людьми.
11. В свете фактов, выявленных во время визита, Комитет в данном докладе дает ряд рекомендаций. Некоторые из них не требуют больших финансовых затрат и могут быть воплощены в жизнь немедленно. Однако, выполнение других рекомендаций может потребовать больших финансовых затрат, и Комитет понимает, что в нынешней финансовой ситуации в Украине это невозможно.
Комитет осведомлен о некоторых инициативах, которые уже осуществляются различными странами на двустороннем уровне, а также в рамках деятельности международных организаций с целью оказания помощи Украине (например, совместная Программа Европейской Комиссии и Совета Европы по реформированию системы местного самоуправления, правовой системы и трансформации правоохранительной системы Украины, в частности, и тюремной системы). Комитет убежден, что такие действия будут продолжаться и усиливаться. Есть надежда, что рекомендации и замечания, о которых идет речь в данном докладе, помогут определить приоритеты деятельности в рамках компетенции Комитета.
12. Наибольшим приоритетом должно стать разрешение характерной для страны проблемы тюремного перенаселения, присущей как пенитенциарным, так и милицейским учреждениям. Если ее не решить, все усилия улучшить условия содержания под стражей непременно будут напрасны (см. также пункты 17 и 111). В этом контексте следует подчеркнуть, что большой уровень заключенных (а эта мера сейчас превалирует в Украине) – около 400 человек на 100 000 населения, не учитывая таких милицейских учреждений, как ИВС – не может быть оправдан лишь ростом преступности. Кроме того, содержание в нормальных условиях такого огромного числа заключенных не реально с экономической точки зрения. Проблему тюремного перенаселения следует решать, пересмотрев действующее законодательство и существующую практику в этой сфере, как в отношении досудебного содержания, так и при назначении наказаний.

Д. ДЕЙСТВИЯ И МЕРЫ, ТРЕБУЮЩИЕ БЕЗОТЛАГАТЕЛЬНОГО
ОСУЩЕСТВЛЕНИЯ СОГЛАСНО ПУНКТУ 5 СТАТЬИ 8 КОНВЕНЦИИ

13. Делегация провела 24 февраля 1998 г. заключительную встречу с представителями украинских органов власти в МВД, чтобы ознакомить их с основными фактами, выявленными во время визита. В ходе этой встречи делегация назвала действия и меры, которые следует безотлагательно осуществить согласно пункту 5 статьи 8 Конвенции:
1) лица, которые содержатся в районных подразделениях МВД, должны получить непосредственный доступ к питьевой воде и туалету;
2) лицам, содержащимся в районных подразделениях МВД дольше нескольких часов, должно предоставляться питание. Продукты должны обеспечиваться, если это необходимо, органами власти;
3) немедленно отказаться от практики содержания задержанных прикованными наручниками к металлическим кольцам в коридоре Железнодорожного РУ ГУ МВДУ в Киеве, а эти кольца ликвидировать;
4) арестованным, содержащимся в Киевском ИВС, следует предоставлять прогулки на открытом воздухе, по крайней мере, один час в день;
5) заключенным, приговоренным к смертной казни, содержащимся в Харьковском СИЗО № 313/203, а также в других местах в Украине, следует предоставлять прогулки на открытом воздухе, по крайней мере, один час в день.
14. Вышеупомянутые действия и меры, которые следует безотлагательно осуществить, были указаны также в письме Председателя делегации Комитета от 3 марта 1998 г. Комитет попросил украинские компетентные органы уведомить в течение трех месяцев о мерах по выполнению указанных требований. В письме от 29 июня 1998 г. (в дополнение еще было направлено письмо от 16 сентября 1998 г.) Украина информировала Комитет о предпринятых мерах. Эти меры будут детально рассматриваться ниже в данном докладе.

II. ФАКТЫ, ВЫЯВЛЕННЫЕ ВО ВРЕМЯ ВИЗИТА, И
ПРЕДЛОЖЕННЫЕ ДЕЙСТВИЯ И МЕРЫ

А. УЧРЕЖДЕНИЯ МИЛИЦИИ

1. Предварительные замечания
15. При задержании лиц, подозреваемых в совершении преступлений, милиция в Украине сейчас руководствуется Уголовно-процессуальным кодексом (УПК), принятым еще в 1961 г. (с последующими поправками и дополнениями), а также Законом о милиции от 1991 г. Проект нового УПК, направленный на рассмотрение в Верховную Раду, предусматривает различные изменения в существующей юридической системе.
Лицо, подозреваемое в совершении преступлений, может быть задержано милицией до 72 часов. В течение первых 24 часов органы дознания, т. е. должностные лица уголовной милиции, должны выполнить неотложные оперативно-следственные действия по этому делу, провести предварительный допрос лица и оформить протокол задержания, который передается на рассмотрение прокурору. В течение 48 часов после получения этого протокола прокурор должен рассмотреть материалы, в случае необходимости допросить подозреваемого (это обязательно во всех случаях задержания несовершеннолетних), и принять решение об аресте либо об освобождения этого лица (см. ст. 106 и ст. 157 УПК Украины).
16. Лица, которых оставляют после такого решения под стражей, как правило, содержатся в СИЗО (в "следственном изоляторе"). В исключительных случаях такие лица могут содержаться в ИВС, то есть в "изоляторе временного содержания" (до 10 суток), если этого требуют интересы следствия или если перевод в СИЗО не возможно осуществить сразу (см. раздел 155 УПК Украины).
Лица, содержащиеся в СИЗО, могут затем снова помещать до 10 суток в ИВС, если это необходимо для осуществления предварительного следствия. Однако, делегация обнаружила, что на практике люди могли содержаться в районных подразделениях милиции дольше 72 часов (а в некоторых случаях – до одного месяца). Более того, были выявлены факты, когда арестованных беспрерывно содержали в ИВС свыше максимально разрешенного срока в 10 суток (в некоторых случаях – до двух месяцев). Комитет желает получить комментарии органов власти Украины по этому поводу.
17. Дальнейшая информация, полученная во время визита, включая полученную в результате бесед с должностными лицами, указывает на то, что содержание под стражей подозреваемых в совершении преступлений является правилом, в то время как решения об их освобождения являются исключением. Такой подход диаметрально противоположен тому, что содержится в Рекомендациях R (80) 11 Комитета Министров Совета Европы о предварительном заключении. Общие принципы, вытекающие из Рекомендаций, заслуживают того, чтобы привести цитату из них:
"1. Презумпция невиновности до приговора суда, который доказывает вину подозреваемого, предусматривает, что ни одно лицо, которому выдвигается обвинение в совершении правонарушения, не содержится под стражей, если этого не требуют обстоятельства дела. Предварительное заключение должно рассматриваться как исключительная мера и никогда не должно быть обязательным или применяться с целью наказания".
Если бы органы власти в Украине (сейчас это прокуратура, а скоро это будет суд) руководствовались общими принципами Рекомендаций R (80) 11, это было бы выгодно как для подозреваемых, так и для государства. Что касается вопросов, непосредственно составляющих мандат Комитета, это означало бы лучшие условия для работы милицейских ИВС и для СИЗО.
Комитет рекомендует органам власти Украины пересмотреть законодательную базу и существующую практику предварительного заключения в свете принципов Рекомендаций R (80) 11 Комитета Министров СЕ.
18. Лица, подозреваемые в совершении административных правонарушений, могут быть задержаны милицией на срок до 3 суток (см. статью 11 Закона о милиции). Если их признают виновными, то могут содержать до 30 суток, как правило, в специальных центрах для административных правонарушителей. Однако делегация обнаружила, что часто весь срок административного задержания такие лица проводят в районных подразделениях милиции.
Лица без документов (паспорт, прописка) и те, кто подозревается в бродяжничестве, могут содержаться милицией в приемниках-распределителях для лиц без постоянного местожительства до 30 суток. Этот срок установлен для того, чтобы милиция могла установить (идентифицировать) лицо и проверить его на причастность к совершению преступлений. Делегации сообщили, что после 30 суток срок содержания в таких приемниках-распределителях может быть продлен до двух месяцев, если задержанный обвинен в совершении преступления.
19. Следует отметить, что согласно статье 11 Закона о милиции, лица, не достигшие 16 лет, могут содержаться милицией не дольше 8 часов. Затем их могут перевести в специальные приемники-распределители для несовершеннолетних, где их могут содержать до 30 суток. Комитет желает быть проинформированным, применяется ли эта мера ко всем лицам, не достигшим 16 лет и задержанным милицией, не взирая на причину задержания.

2. Пытки и прочие формы злоупотребления физической силой и жестокого обращения
20. Во время визита делегация услышала от заключенных много жалоб на злоупотребления физической силой со стороны работников районных подразделений милиции в разных областях Украины. В некоторых случаях эти злоупотребления настолько серьезные, что их можно приравнять к пыткам.
Примечательно, что такие жалобы поступали и от мужчин, и от женщин, и от несовершеннолетних, которые на момент визита делегации или перед этим содержались под стражей в органах внутренних дел.
И наоборот, делегация получила лишь несколько жалоб на злоупотребления физической силой со стороны работников ИВС (см. пункт 27). Ни одной подобной жалобы не было со стороны лиц, содержащихся в приемниках-распределителях для лиц без постоянного местожительства или для несовершеннолетних, а также в центре для задержанных за административные правонарушения.
21. Жалобы на злоупотребления физической силой касаются как периода задержания в райотделах милиции, так и последующих допросов работниками уголовной милиции. В основном это удары руками и ногами, а также резиновой дубинкой.
В некоторых жалобах речь шла о более серьезных формах жестокого обращения; например, об удушении путем надевания на голову задержанного противогаза или полиэтиленового пакета (иногда при этом даже не закрывая отверстие противогаза, а лишь размещая зажженную сигарету возле него); об избиении задержанных, когда они были в наручниках, а ноги и руки связывались таким образом, чтобы тело принимало положение, называемое "ласточка" или "попугай"; об ударах по ступням ног; о сдавливании и выкручивании гениталий; о сексуальном унижении женщин. Несколько жалоб касались пыток электрическим током.
22. Только несколько жалоб сопровождались доказательствами, полученными при медицинском обследовании, сделанном непосредственно членами делегации. Однако, это не означает, что к другим жалобам надо относиться с недоверием, поскольку после жестокого обращения прошло несколько недель и даже больше, а потому следы, вызванные избиениями, могли за такое время уже зажить. Как уже упоминалось в пункте 9, некоторые лица, кто жаловался на физическое насилие, а в некоторых случаях даже показывал на теле следы, отказывались от осмотра медицинскими работниками делегации.
Приведем примеры медицинских обследований, непосредственно произведенных врачами-членами делегации в связи с жалобами на злоупотребление физической силой:
- Мужчина, задержанный во Фрунзенском РО УМВД Украины в Харькове, жаловался, что его били, даже когда он падал, пинали ногами во время допросов, когда на нем были наручники, в том числе за день до визита делегации в это подразделение МВД. При медицинском осмотре было выявлено, что 10-е ребро с левой стороны болезненно реагировало на прикосновенья пальцев, что свидетельствует о возможности перелома, а скула была красного цвета и была также чувствительна к прикосновеньям.
- Заключенный в СИЗО № 203 жаловался, что его 15 суток назад допрашивали в Киевском райотделе МВД в Харькове; во время допроса избивали, в том числе резиновой дубинкой. При медицинском осмотре было выявлено, что 9-е ребро с правой стороны очень болезненно реагировало на прикосновенья пальцев, что убедительно свидетельствует о возможности повреждения ребра.
- Женщина, с которой беседовали в ИВС Днепропетровска, жаловалась, что трое суток назад она была задержана милицией. При этом милиционеры побили ее резиновой дубинкой. При медицинском осмотре был выявлен на ее левом бедре желто-зелено-красный синяк величиной 6х4 см, который реагировал на прикосновенья пальцев. Она также говорила, что ее принудили снять с себя большую часть ее одежды, а также помыть пол в помещениях этого милицейского отдела.
- Мужчина, задержанный в Московском райотделе УМВД в Киеве, жаловался, что приблизительно две недели назад его ударили ногой в лицо во время допроса. В результате медицинского осмотра было выявлено, что на его левой скуле была красная опухоль, а также припухшие веки.
- Заключенный в ИВС Киева жаловался, что в начале февраля 1998 г. киевская милиция во время допроса била его по телу и лицу, включая избиение резиновыми дубинками. При медицинском осмотре было выявлено, что на его левом глазу была гематома, а грудная клетка с левой стороны реагировала на прикосновенья пальцев.
23. В некоторых случаях по поводу жалоб на давние злоупотребления физической силой делегация обнаруживала в записях и архивах медицинских документов на заключенного доказательства – справки и результаты медицинского осмотра, которые составлялись сразу по прибытии арестованных в учреждения. Они совпадали с обнаруженными признаками возможного жестокого обращения, однако, эта информация не содержала никаких указаний на возможные источники этих повреждений.
Один конкретный случай, детально зарегистрированный, заслуживает большего внимания. Заключенный, с которым делегация беседовала в Харьковском СИЗО, заявил, что его били в момент задержания милицией в декабре 1997 г. После этого он направил жалобу и был осмотрен судебным экспертом в областном управлении института судебной медицины Харькова. Результаты осмотра были изложены в отчете, который впоследствии Комитет получил от органов власти Украины. В нем содержалась такая информация:
Обстоятельства дела: согласно свидетельствам потерпевшего, примерно 7-18 декабря 1997 г. два милиционера пришли к нему домой и предложили следовать за ними в районное отделение милиции. В комнате 39 Ордженикидзевского райотдела УМВД Харькова три работника милиции побили его, при чем двое из них били его руками и ногами, третий – деревянной палкой. В 13.00 того же дня его отпустили. Его тошнило, он долго еще ощущал боль в тех местах, по которым были нанесены удары.
Результаты осмотра: есть гематомы неопределенной формы в районе верхней части левой лопатки, в правой части поясницы, в районе нижней части правой лопатки, на левом плече, на брюшной части левой голени, а также полосоподобные гематомы на спине размером от 2х1 см до 5х2 см. Осмотр осуществлялся по направлению хирурга.
Медицинская документация: медицинская карточка господина NN указывает на то, что 19.02.1997 г. он был на приеме у невропатолога. Жаловался на головную боль, головокружение, неуверенную походку, потерю сознания. Он заявил врачу, что его побили в милиции 18.02.1997 г. Его показатели: кровяное давление - 110/60, ограниченная конвергенция. двусторонний нистагм, асимметрия носовых скрещений, нестабильность в положении Ромберга, руки дрожат (правая рука), признаков менингита нет. Гематомы на спине. Диагноз: сотрясение мозга.
Документ, составленный 19 декабря 1997 г. в больнице скорой медпомощи, содержит информацию о том, что господин NN был осмотрен терапевтом, травматологом и нейрохирургом. Диагноз: непроникающая черепно-мозговая травма, сотрясение мозга, мягкие ткани затылка имеют следы ударов. Рентген черепа нормальный. Мнение травматолога: в результате осмотра не выявлено признаков острых скелетных травм.
В письме от 2.06.1998 г. заместитель Генерального прокурора Украины сообщил Комитету, что в результате расследования, которое проводилось Ордженикидзевской районной прокуратурой Харькова, Генеральная прокурора возбудила уголовное дело по ст. 166-2 Уголовного кодекса (злоупотребление властью). Комитет хотел бы получить информацию о результатах уголовного расследования по этому делу.
24. Необходимо сделать ссылки на информацию, полученную делегацией от некоторых врачей областного управления института судебной медицины Харькова. По их мнению, осмотры лиц, проводимые в их институте, указывают на злоупотребление физической силой со стороны милиции. Иногда это признаки ударов или следы от наручников, за которые задержанных подвешивали. Врачи утверждают, что слышали рассказы людей о применении к ним электрического тока и удушения с помощью противогаза.
25. Следует отметить, что во время визита делегации во Фрунзенское районное отделение УМВД в Харькове, в кабинете следователя была обнаружена сферической формы гиря 16 кг с рукояткой. Следователь, в чьем кабинете находился этот нетабельный предмет, сказал, что он использует его для физических упражнений. Однако, эта гиря очень похожа на ту, которую описали задержанные, с которыми беседовали в Харьковском СИЗО. Они сообщали, что работники районного отделения УМВД имеют "на вооружении" именно такую гирю, которая размещается на ногах задержанного, когда последний находится в позе "попугая". Комитет считает, что необходимо запретить держать в служебных помещениях милиции нестандартные предметы, которые могут быть использованы для злоупотребления физической силой, как, например, та гиря, о которой идет речь.
26. Во время визита в Железнодорожное районное отделение ГУ МВД в Киеве делегация сама видела задержанного, который находился в состоянии алкогольного опьянения и был прикован наручниками к металлическому кольцу, которое находилось на двери в коридоре. Его при этом было видно другим задержанным. Кроме того, что это было формой унижения, такая поза является опасной для содержания возбужденных или пьяных людей. Делегация слышала от задержанных этого отделения милиции, что иногда людей удерживают таким образом для того, чтобы бить.
Исходя из этой информации, делегация сделала заявление, ссылаясь на пункт 5 статьи 8 Конвенции, и потребовала, чтобы подобная практика была срочно прекращена, а металлические кольца ликвидированы. В своем ответе в июне 1998 г. украинские власти отметили, что работники милиции предупреждены о недопустимости таких действий в будущем. Комитет приветствует такую меру и желает получить подтверждение того, что металлические кольца убраны.
27. Несколько заявлений о злоупотреблении со стороны персонала, полученных от заключенных Днепропетровского ИВС, касались применения наручников и резиновых дубинок при неподчинении. Например, было заявление, что охрана избивала дубинками задержанных, которые возвращались в «карцер» не в требуемом темпе, т.е. бегом, после окончания ежедневного осмотра камер. Некоторые задержанные во время беседы с делегацией заявляли, что в случаях, когда они были слишком шумливы в камерах, это не нравилось охране и она после предупреждения распыляла слезоточивый газ в их камеры через дверные решетки. В этой связи следует отметить, что работники охраны ИВС имеют при себе баллончики со слезоточивым газом (см. также пункт 32).
28. В свете информации, полученной Комитетом, следует вывод, что люди, задержанные украинской милицией, рискуют быть подвергнутыми жестокому обращению во время задержания и/или во время содержания под стражей (особенно во время допросов), а иногда подвергаться не только жестокому обращению, но и пыткам.
29. Далее в данном докладе Комитет рекомендует ряд формальных мер, направленных против жестокого обращения со стороны милиции (см. пункт 39 и далее по тексту). Однако, следует подчеркнуть, что юридические и прочие специальные гарантии, хотя они и важны, никогда не будут достаточными; наилучшей возможной гарантией против жестокого обращения может быть окончательный отказ от них самих работников милиции. Из этого следует, что адекватное профессиональное обучение, в том числе в сфере соблюдения принципов прав и свобод человека, является существенным элементом любой стратегии по предупреждению жестокого обращения.
Такое обучение должно осуществляться на регулярной основе и охватывать все уровни органов милиции. Оно должно быть направлено на разъяснение и усвоение таких двух аспектов. Во-первых, любые формы жестокого обращения являются публичным унижением человеческого достоинства, что несовместимо с требованиями статьи 28 Конституции Украины, а также многих международных документов, ратифицированных Украиной. Во-вторых, жестокое обращение является совершенно неверным способом получения доказательств, которые к тому же ненадежны в борьбе с борьбе с преступностью. Лучшие результаты с точки зрения надежности дают более современные формы допросов и расследования.
Особое внимание следует обращать на обучение милицейских кадров искусству общения с людьми, взятыми под стражу, т.е. навыкам межличностного общения. Владение такими навыками часто позволяет работникам разрядить ситуацию, которая в противном случае могла бы перерасти в насилие.
30. Итак, Комитет рекомендует:
- принимая во внимание вышеупомянутые замечания, считать главным приоритетом профессиональную подготовку работников милиции всех категорий. К просвещению следует привлекать и специалистов, которые не являются штатными работниками милицейских структур;
- проверка способности человеческого общения должна быть главным фактором при подборе кандидатов на милицейские должности, а при подготовке и переподготовке должностных лиц органов милиции большое внимание следует обращать на приобретение и развитие навыков общения.
Комитет рекомендует, чтобы национальные органы власти, а также руководители высокого уровня разъясняли работникам милиции, что жестокое обращение с людьми, находящимися под стражей, недопустимо и будет строго наказываться.
31. Что касается конкретных случаев жестокого обращения при задержании, Комитет полностью признает, что арест лиц, подозреваемых в совершении правонарушений, часто может быть опасным для них, особенно, если такие лица оказывают сопротивление работникам милиции или последние подозревают, что такие лица могут быть вооружены и опасны. Обстоятельства могут быть таковы, что задерживаемые, а, возможно, и работники милиции, получат телесные повреждения, даже неумышленные. Однако сила должна применяться только в самой необходимой мере. Следует строго запретить применение силы к тем лицам, которые уже находятся под контролем работников милиции, так как в этом случае она ни в коем случае не может быть оправдана.
Комитет рекомендует, чтобы это требование довели до сведения всех работников милиции.
32. Комитет подчеркивает, что применение слезоточивого газа в местах, где содержатся лица, лишенные свободы, может быть оправдано только в исключительных обстоятельствах.
Его применение в камерах, когда задержанные слишком шумливы, является откровенным злоупотреблением этой мерой сдерживания. Комитет рекомендует, чтобы украинские органы власти предприняли меры и гарантировали, что такая практика не повторится.
33. Безусловно, одной из наиболее действенных превентивных мер против ненадлежащего обращения работников милиции с задержанными является тщательное расследование компетентными органами власти всех жалоб о жестоком обращении, а также надлежащее наказание там, где это необходимо. Это всегда имеет хорошее превентивное влияние на работников.
Поэтому Комитет хотел бы получить от украинских властей следующую информацию за 1997 и 1998 годы:
- число жалоб на работников милиции о жестоком обращении, а также число уголовных/дисциплинарных расследований, которые были начаты в результате этого;
- число уголовных/дисциплинарных санкций, наложенных при подтверждении фактов жестокого обращения со стороны работников милиции.
Комитет желает получить детальную информацию о порядке дисциплинарного производства, применяемого в таких случаях, а также пояснения, каким образом гарантируется при этом объективность расследования.
34. Комитет должен подчеркнуть, что делегация общалась с некоторыми задержанными лицами, которые жаловалось на жестокое обращение со стороны работников милиции следователю и/или прокурору, но последние будто бы не проявили надлежащей заинтересованности в их жалобах.
Комитет рекомендует, чтобы следователи и прокуроры получили надлежащие инструкции по поводу вопросов, связанных с заявлениями о жестоком обращении со стороны работников милиции, или когда очевидно, что подозреваемый, которого к ним доставили, получил телесные повреждения, вероятно, в результате жестокого обращения. Следователи и прокуроры должны назначать в таких случаях неотложную судмедэкспертизу лиц, получивших телесные повреждения.
35. Рекомендация предыдущего параграфа основывается на том, что дела лиц, подозреваемых в совершении преступлений, должны рассматриваться прокурорами, которые при этом обязаны непосредственно встречаться с этими лицами. Однако, как уже отмечалось (см. пункт 15), действующий УПК Украины предусматривает допрос прокурором только "в случае необходимости". Делегация получила информацию, что практически все задержанные не доставляются к прокурору, а последний обычно принимает решения без присутствия задержанного, лишь на основании материалов дела. Учитывая, что вступление в силу статьи 29 Конституции Украины (о переходе к судам полномочий решать вопрос о содержании под стражей в СИЗО) отложено до 2001 г., следует отметить, что лица, подозреваемые в совершении преступлений, могут задерживаться, допрашиваться в органах милиции, а потом содержаться в СИЗО без того, чтобы хотя бы раз встретиться с представителями власти, независимой от милиции. Такая ситуация создает возможности для злоупотреблений.
Комитету известно, что согласно проекту УПК (ст. 110), прокуроры будут обязаны допрашивать подозреваемых во всех случаях. Однако, в интересах предотвращения жестокого обращения Комитет рекомендует, чтобы уже сейчас было гарантировано, что все подозреваемые в совершении преступлений, которые находятся под стражей в органах милиции, встречались с прокурорами, которые принимают решение об их дальнейшем заключении или освобождении. Иными словами, учитывая настоящее положение вещей, а также отсрочку введения новых положений на 2001 г., допрос прокурором подозреваемых должен считаться всегда «необходимым».
36. И наконец, Комитет серьезно обеспокоен частыми принудительными вывозами заключенных, содержащихся в СИЗО, для участия в мероприятиях расследования (см. пункт 16) в органы милиции, где они содержатся уже в других условиях. В интересах предотвращение жестокого обращения было бы целесообразно, если бы их подвергали допросу в СИЗО, а не в органах милиции. Поэтому Комитет рекомендует, чтобы вывоз заключенных из СИЗО в органы милиции осуществлялся только в случае крайней необходимости и только по санкции прокурора.

3. Предупреждение жестокого обращения в отношении лиц,
лишенных свободы
а. Вступление
37. Комитет особое внимание обращает на важность соблюдения трех прав человека для лиц, пребывающих под стражей в учреждениях милиции:
- право арестованных информировать о себе близких родственников или других людей (по выбору самих заключенных),
- право на доступ к адвокату,
- право на доступ к врачу.
Комитет считает, что эти три права являются фундаментальными для защиты от злоупотреблений в отношении лиц, содержащихся под стражей (то есть, с момента, когда они оказываются в милиции). Эти права должны соблюдаться и в отношении других категорий лиц, лишенных свободы милицией (например, тех, кто находится под административным арестом, либо тех, кто находится в приемниках-распределителях для лиц без постоянного местожительства или тех, кто нарушил законодательство о пребывании иностранцев и т.п.).
38. Лица, лишенные свободы милицией, должны быть немедленно осведомлены на понятном им языке об их правах, включая упоминавшиеся выше.

b. Уведомление о задержании.
39. Право лиц, лишенных свободы милицией, на неотложное уведомление об этом своих близких родственников гарантируется Конституцией Украины (статья 29). Однако положения этой статьи пока не вступили в силу согласно переходным положениям Конституции. Поэтому уведомление о содержании лица под стражей регулируется на данный момент ст. 106 УПК Украины, которая гласит: "при задержании подозреваемого в совершении преступления органы дознания должны уведомить об этом одного из его родственников, когда будет известен адрес этого лица".
Работники милиции, с которыми общалась делегация, заявляли, что после составления протокола о задержании (то есть, не позднее, чем через 24 часа с момента задержания), лицам, которые лишены свободы милицией, разрешалось позвонить по телефону своим родственникам.
Однако, многие из тех, кто был лишен свободы милицией, жаловались на то, что им не говорили о возможности сообщить о задержании выбранным ими родственникам. Некоторые из них утверждали, что просили сообщить о себе родственникам, но, насколько им известно, никаких действий по их просьбе не было предпринято. Некоторые люди, включая иностранцев, заявляли, что их семьи не знали об их аресте в течение нескольких недель и даже месяцев.
40. Следует отметить, что в соответствии с положениями статьи 118 (арест и сообщение о нем) проекта УПК "в течение 24 часов после взятия под стражу следователь или суд должны уведомить об этом мужа/жену или другого родственника задержанного, а также предоставить информацию о месте его (ее) пребывания”. Это только закрепляет существующую ситуацию и противоречит положениям статьи 29 Конституции Украины, поскольку положения проекта УПК не гарантируют неотложное уведомление о задержании близких родственников.
41. Как уже отмечалось, право задержанного на уведомление своих родственников или других лиц по его/ее выбору о своем аресте должно предоставляться с самого начала содержания в органах милиции, а не только с момента, когда этому лицу выдвигается официальное обвинение, оформленное в виде протокола. Безусловно, реализация этого права может иметь определенные исключения из общего правила, установленные в интересах правосудия; однако, такие исключения должны быть четко ограничены во времени.
Учитывая это, Комитет рекомендует, чтобы украинские власти предприняли необходимые меры и обеспечили, чтобы
- лица, задержанные милицией, получили право немедленно информировать – самостоятельно либо через работника милиции – близкого родственника или иное лицо по собственному выбору о своем положении;
- закон четко ограничивал любые исключения в осуществлении этого права, а сами они допускаться соблюдением необходимых гарантий (например, что любая задержка должна оформляться письменно протоколом, с указанием оснований, и подлежать одобрению судом или прокурором) и быть строго ограниченными по времени.

c. Право на доступ к адвокату
42. Статья 43 УПК Украины предусматривает право подозреваемых и обвиненных лиц на услуги адвоката еще до проведения первого допроса; однако, термин “допрос” не относится к предварительному опросу лица, задержанного милицией, до составления протокола о задержании. Статья 44 УПК Украины предусматривает, что адвокат имеет право принимать участие в допросах с момента выдвижения обвинения или в течение 24 часов с момента задержания/заключения клиента. Надо отметить, что такие же самые положения об участии адвоката предусматриваются и в проекте нового УПК Украины.
УПК Украины содержит положение о праве задержанных на помощь адвоката на всех стадиях предварительного следствия (включая допросы), а также требование обязательно предоставлять помощь адвоката в ряде случаев, например, когда подозреваемый является несовершеннолетним, инвалидом, не владеет языком судебного разбирательства, подозревается в совершении преступления, которое карается высшей мерой и т.п.).
43. Делегация слышала разные интерпретации одних и тех же законов. Некоторые работники милиции считают, что встреча арестованного с адвокатом не должна происходить в первые 72 часа после задержания, то есть до момента решения о предварительном заключении. Другие считают, что адвокат может привлекаться с момента составления протокола о задержании, который должен быть оформлен в течение 24 часов с момента задержания. Более того, в результате полученной информации делегация не смогла сформировать определенное представление о ситуациях, когда задержанными являются лица, подозреваемые в бродяжничестве, и когда именно им разрешено пользоваться услугами адвоката.
Многие из людей, с которыми беседовала делегация, говорили, что когда они обращались с просьбой разрешить им встречу с адвокатом, эта просьба не удовлетворялась или это делалось с задержкой. Утверждалось также, что встреча с адвокатом может происходить только с разрешения следователя.
44. Как в действующем УПК, так и в проекте нового УПК положения о допуске адвоката к задержанному являются неприемлемыми. Комитет подчеркивает, что наибольший риск запугивания задержанного и жестокого обращения с ним возникает именно в момент, когда его только лишили свободы. Возможность для лиц, задержанных милицией, с самого начала встретиться с адвокатом является основной гарантией защиты от жестокого обращения. Если такая возможность будет предоставлена, то работники милиции, склонные к злоупотреблениям, будут остерегаться делать это; кроме того, адвокат всегда может предпринять надлежащие действия в случае жестокого обращения.
Комитет признает, что в интересах правосудия могут быть исключения и возможность задержанного встретиться именно с избранным им адвокатом может быть отложена на некоторый срок. Однако, это не должно приводить к полному отказу в предоставлении права на адвоката на весь указанный период. В таких случаях следует обеспечить доступ к иному независимому адвокату, который не будет представлять угрозы законным интересам следствия.
Право на встречу с адвокатом должно включать в себя право на беседу с ним наедине. Заключенные должны допрашиваться только в присутствии адвоката (во время предварительного содержания в органах милиции, а также после этого). Безусловно, тот факт, что задержанный может пожелать встретиться с адвокатом, не означает, что работники милиции с самого начала задержания не имеют права ставить ему вопросы, если дело имеет неотложный характер.
45. В свете вышесказанного Комитет рекомендует предпринять меры, обеспечивающие лицам, задержанным милицией, доступ к услугам адвоката с самого начала лишения свободы, как об этом идет речь в пункте 44. Реализация этого права не должна зависеть от разрешения следователя.
Комитет желает получить информацию о праве встретиться с адвокатом людей, задержанных по подозрению в бродяжничестве.
46. Следует отметить, что несколько лиц, задержанных милицией, заявили, что они не могли получить консультацию адвоката из-за того, что не имели для этого достаточно средств.
Является аксиомой, что реализация права на встречу с адвокатом будет эффективной, если есть система правовой помощи для задержанных из числа бедных. Комитет желает знать, есть ли такая система в Украине.

d. Право на медицинскую помощь.
47. Положение с реализацией этого права различное в разных учреждениях.
Насколько делегация могла понять, нет никаких положений, которые содержат правила доступа задержанных к услугам медиков в районных отделах милиции. Однако, работники милиции отмечали, что практически во всех случаях они не колебались по поводу вызова врача, когда задержанные заявляли, что они нуждаются в медпомощи или в случае, если было очевидно, что такая помощь необходима. В случае серьезных медицинских проблем они пользовались услугами ближайшей больницы. Все районные отделы милиции имели специальные книги учета, в которых регистрировались визиты медиков и передача задержанных в больницу.
Другие милицейские учреждения (ИВС, приемники-распределители для бродяг или несовершеннолетних) имеют штатных медиков. (см. пункт 82).
48. Комитет рекомендует гарантировать право на медицинскую помощь лиц, задержанных милицией. и закрепить его в положениях, которые должны предусматривать следующее:
- медицинский осмотр должен осуществляться таким образом, чтобы работники милиции не могли слышать, а если врач против, то и видеть процесс осмотра;
- результаты каждого медицинского осмотра, а также выводы врача и жалобы задержанного на здоровье, должны быть задокументированы врачом, а документ об этом должен быть доступен для ознакомления задержанному и адвокату.

e. Информирование о правах.
49. Комитет считает, что уведомление лиц, задержанные милицией, обо всех их правах, включая право иметь адвоката, должно оформляться как часть протокола о задержании, который они должны подписывать. Однако, насколько делегация смогла выяснить, никакого положения о праве задержанных известить об этом своих родных не содержится в протоколе о задержании. Это означает, что задержанные в течение первых 24 часов, то есть до оформления протокола о задержании, не получают никакой информации о своих правах,
50. Комитет уже отмечал важность для задержанных милицией быть безотлагательно осведомленными обо всех своих правах, включая указанные в пунктах 37-48. Следует отметить, что много задержанных, с которыми встречалась делегация, заявляли, что они не были осведомлены о своих правах.
Чтобы гарантировать информирование о правах лиц, задержанных милицией, Комитет рекомендует разработать форму, которая вполне ясно будет информировать этих лиц о правах и выдаваться им с самого начала их задержания. Форма должна быть доступной для понимания и быть написана на языках, которыми владеет местное население.

f. Допросы
51. Допросы лиц, подозреваемых в совершении преступлений, являются компетенцией органов дознания и предварительного следствия.
В статье 28 Конституции Украины говорится, что "никто не может быть подвергнут пыткам, жестокому или унижающему человеческое достоинство обращению или наказанию". УПК содержит ряд процессуальных положений о проведении допросов подозреваемых и обвиняемых. Однако в УПК нет никаких детальных указаний, как проводить допросы.
52. Мастерство проведения допросов будет всегда в значительной мере зависеть от опыта следователей. Однако Комитет считает, что должны существовать формальные рекомендации, охватывающие определенные моменты этого процесса. Наличие таких директив, кроме прочего, поможет закрепить знания, получаемые следователями при обучении.
Учитывая это, Комитет рекомендует составить кодекс поведения должностных лиц, проводящих следствие. Кроме того, что кодекс должен еще раз подчеркивать абсолютный запрет жестокого обращения, он должен содержать такие требования и информацию:
- систематически информировать задержанных о лицах, которые присутствуют на допросах и ведут его (имя и фамилия или номер, по которым можно идентифицировать лицо);
- допустимая длительность допроса;
- периоды отдыха между допросами и перерывы в течение допроса;
- место, где могут проводиться допросы;
- обязан ли допрашиваемый стоять во время допроса;
- допрос людей, которые находятся в состоянии наркотического или алкогольного опьянения, или в шоковом состоянии.
Кодекс должен предусматривать требование систематически отражать в протоколе допроса время его начала и окончания, присутствующих на допросе, а также все жалобы и просьбы задержанного, высказанные им во время допроса.
Отдельные гарантии следует предусмотреть при допросах наиболее уязвимых категорий людей (например, несовершеннолетних, психически больных и т.п.).

g. Регистрация заключения.
53. Комитет указал, что в некоторых районных органах милиции и ИВС задержанные не всегда правильно были зарегистрированы, а то и вообще не были зарегистрированы.
Надлежащая регистрация задержанных лиц является основной гарантией от жестокого обращения. Поэтому Комитет рекомендует предпринять срочные меры и гарантировать своевременную регистрацию задержанных, независимо от причины и длительности их временного задержания.
54. Комитет считает, что основные гарантии защиты прав людей, задержанных милицией, были бы усилены благодаря оформлению на каждого задержанного единого протокола, в котором регистрировались бы все аспекты временного задержания, включая время и причину ареста, время пребывания в том или ином органе милиции; время, когда задержанное лицо было проинформировано о своих правах; следы повреждений, данные о психических отклонениях и т.п.; данные о визитах родственников, адвоката, врача или представителя иностранного консульства; когда доставлялось питание, когда проводились допросы, когда сстоялась встреча с прокурором; когда предъявлено официальное обвинение или время освобождения и т.п.

h. Независимое инспектирование.
55. Важный вклад в предупреждение жестокого обращения и, вообще говоря, обеспечения надлежащих условий содержания могла бы внести система независимого инспектирования учреждений и камер временного содержания, подчиненных милиции.
56. В Украине все учреждения милиции подлежат регулярным проверкам со стороны прокуратуры, в рамках полномочий и обязанностей прокуроров, установленных законодательством страны. Во время визитов прокуроров проверяется законность и сроки задержания, контролируется процесс дознания и предварительного следствия. Они также рассматривают жалобы задержанных.
Комитет подчеркивает, что эффективным для предупреждения жестокого обращения было бы проводить проверки учреждений милиции прокурорами без предупреждения (неожиданно). При этом им следует посещать и сами камеры, общаясь с задержанными там лицами. Комитет желает знать, составляются ли по итогам таких проверок прокурорами учреждений милиции отчеты и т.п.. Если ДА, то Комитет желает получить копию одного из них, составленного по итогам недавней проверки самого большого районного управления ГУМВД в Киеве.

4. Условия содержания.
а. Вступление.
57. Все камеры в милиции должны быть чистыми, достаточного размера для того числа людей, которые в них размещаются, а также быть достаточно освещены (так, чтобы можно было читать), за исключением времени, отведенного для отдыха, и иметь надлежащую вентиляцию. В камерах должно быть преимущественно дневное освещение. Все камеры должны быть оборудованы местом для отдыха (например, закрепленным стульями или лавками), а тем, кто должен оставаться в камерах на ночь, надо выдавать чистые матрасы и одеяла.
Людям, находящимся в милицейских камерах, следует предоставлять возможность пользоваться легкодоступным туалетом, который должен быть чистым и прикрытым, а также предоставлять возможность пользоваться умывальником, иметь доступ к питьевой воде. Они должны получать надлежащее питание, по крайней мере, один раз в день обед из нескольких блюд. Лица, содержащиеся в милиции дольше 24 часов, должны обеспечиваться предметами личной гигиены и, насколько это возможно, ежедневной часовой прогулкой.
58. В большинстве стран, где побывали представители Комитета, люди содержатся в полицейских камерах сравнительно недолго. Однако, в Украине подозреваемых могут содержать там несколько недель. Кроме того, лица, содержащиеся под административным арестом, тоже могут быть под стражей в милиции довольно длительное время. Люди, долго пребывающие в учреждениях милиции, имеют право на лучшие условия содержания, чем те элементарные требования, о которых шла речь выше.
К сожалению, посещенные делегацией учреждения милиции, где люди содержатся под стражей, имеют очень плохие условия для этого, разве что за исключением приемника-распределителя для несовершеннолетних в Киеве.

b. Районные отделения милиции.
59. Делегация побывала в восьми подразделениях МВД в Днепропетровске, Харькове и Киеве. В этих учреждениях задержанные могут содержаться милицией до 72 часов. Но практически, как об этом уже говорилось в пункте 16, часто они находятся там намного дольше.
60. Блоки камер временного содержания состоят из 2-6 камер. Делегация видела камеры размером от 5 м2 до 17 м2.
Теснейшие условия содержания делегация увидела в большинстве райотделов милиции Киева и во Фрунзенском райотделе УМВД Украины в Харькове, например, по 4 человека в камерах размерами около 5 м2. В Железнодорожном РУ ГУМВД в Киеве 5-7 человек содержались несколько дней и даже один месяц в камерах около 7 м2; в Дарницком и Московском РУ ГУМВД в Киеве содержались по 6 человек нескольких дней в камерах 8-10 м2; в Московском РУ ГУМВД в Киеве 12 человек – в камерах по 15-17 м2. Такие условия содержания иначе как невыносимыми назвать нельзя. Следует отметить, что в Шевченковском РУ ГУМВД в Киеве условия содержания в камерах немного лучше, хотя также неприемлемы: 4 человека – в камере 9 м2 и 5 человек – в камере 11 м2.
Комитет подчеркивает, что камера 5 м2 является достаточной для содержания одного человека, задержанного дольше, чем на один день. Если задержанные содержатся длительное время, то допустимыми условиями для двух человек являются камеры 7 м2, но лучше – 8-10 м2; для трех человек – 11 м2; для 4-5 человек – 15-17 м2,
61. Все камеры в районных отделениях милиции оборудованы одинаково: единственным элементом мебели является узкая лавка или полка, прикрепленная к стене; в некоторых случаях нет даже этого. Ни в одном из посещенных мест задержанным не выдавались на ночь матрасы и одеяла.
Достаточный доступ солнечного света был в двух третях камер в Киевском райотделе УМВД в Харькове и во всех камерах Шевченковского РУ ГУМВД Украины в Киеве. К сожалению, это единственное положительное исключение. Другие камеры были лишены достаточного дневного освещения. Даже если в камерах были окна, они были специально затемнены. Искусственное освещение, без исключений, очень слабое, порою до такой степени, что в камерах полутьма.
Оставляет желать лучшего и вентиляция. Многие из камер, где побывала делегация, были удушливые и грязные. Это и неудивительно, если принять во внимание огромное скопление людей в этих камерах.
62. Уровень чистоты и техническое состояние камер редко были приемлемыми: камеры были грязные, а часто даже очень грязные.
Задержанные не могут поддерживать минимальный уровень личной гигиены. Максимум, что они могут сделать – это умыться при посещении туалета (см. пункт 63). Делегация не увидела там ни одного предмета личной гигиены. Задержанные, включая лиц, содержащихся под стражей в течение длительного времени, не имели возможности принимать душ.
63. Все блоки камер имеют туалет, с одним или несколькими умывальниками с питьевой водой. Санитарные условия в них без исключения очень плохие, а иногда – просто невыносимые. В туалетах оборудование старое, порою в плохом техническом состоянии. Например, во время посещения Фрунзенского райотдела милиции в Харькове вода из туалета затопила коридор блока камер, а в соседнем Киевском райотделе в туалете воды вообще не было.
Во всех райотделах милиции делегация слышала многочисленные жалобы задержанных на ограничения в доступе к туалету. Доступ возможен только в установленные часы: обычно дважды в сутки (в 7 утра и 7 вечера) или трижды (в 7 утра, 11 дня и 7 вечера). В остальное время те, кто не мог терпеть, вынуждены были справлять естественные потребности в уголке камеры. Делегация видела свидетельства последнего, когда заходила в камеры.
64. Надо отметить, что люди в течение долгого времени содержания не имеют прогулок на свежем воздухе или каких-либо форм физической активности. За пределы камер они могут выходить только на время допросов и посещений туалета.
65. Серьезную обеспокоенность делегации вызвало питание и доступ к питьевой воде тех, кто содержится в районных отделах милиции.
Кажется, никаких положений по обеспечению задержанных питанием нет. Единственной возможностью питаться являются передачи с продуктами от родственников и друзей. Те же, у кого нет семьи или друзей, не могут питаться за счет государства и полностью зависят от доброты других задержанных, если те пожелают поделиться с ними своими передачами.
Утолять жажду задержанные могут только во время посещений туалета или во время допросов. Исключение составляют одно или два отделения милиции, где задержанным разрешалось держать в камерах емкости с водой.
66. Как уже отмечалось в пункте 13, делегация сделала срочные замечания обо всех посещенных отделах милиции, призывая украинские власти обеспечить задержанным во всех районных органах милиции свободный доступ к питьевой воде и туалету, а также побеспокоиться об их питании.
В письме от 16 сентября 1998 г. украинские власти уверяют, что лица, задержанные милицией, имеют такой доступ к туалетам. На их питание выделяется 3 грн. в сутки на человека. Комитет с удовлетворением отмечает такое развитие событий. Однако же вопрос питьевой воды в камерах остается открытым.
67. Очевидно, что камеры в райотделах милиции не подходящее место для размещения лиц на длительный срок содержания под стражей. Следует прекратить как можно скорее их использование для содержания лиц столь длительное время и обеспечить содержание их там не долее 72 часов, как того требует действующее законодательство и как намерены поступать украинские власти.
Комитет рекомендует, чтобы украинские власти предприняли меры для достижения этой цели.
68. Комитет считает необходимым предпринять немедленные шаги для решения наиболее неотложных проблем в районных отделениях милиции. Комитет рекомендует:
- обеспечить доступ задержанным к питьевой воде,
- обеспечить чистоту и улучшить техническое состояние туалетов,
- обеспечить задержанных предметами личной гигиены (мыло, полотенце, туалетная бумага и т.п.),
- всем задержанным на ночь выдавать чистые матрасы и одеяла,
- улучшить освещение камер (по мере возможности обеспечить доступ дневного света, а искусственное освещение сделать достаточным для чтения), в ночное время свет выключать, проверить вентиляционные системы и гарантировать адекватный доступ свежего воздуха.
69. Комитет рекомендует органам власти рассмотреть возможность предоставления задержанным, содержащимся в камерах дольше 24 часов, прогулки на свежем воздухе, по крайней мере, один час в день, во время которых они могли бы делать физические упражнения.

с. Изоляторы временного содержания (ИВС)
70. ИВС в Днепропетровске занимает два этажа жилого дома в пригородной зоне. В нем 27 камер, где может быть размещено 150 задержанных. В день визита делегации в этом ИВС было 93 человека (из них 54 женщины и 2 несовершеннолетних). Длительность содержания в них была от нескольких дней до месяца и более. В начале визита начальник ИВС сказал, что его учреждение является "наилучшим ИВС в Украине”.
71. Условия содержания в этом ИВС различные, в зависимости от камеры. Одна группа камер имеет площадь по 8 м2 на два человека, а другая – 12 м2 на трех человек, что можно считать приемлемым, хотя и далеким от идеала. Камеры имеют адекватный доступ дневного света, чистые и оборудованы кроватями с чистой постелью, столами со скатертями, стульями, есть телевизоры, а у задержанных – личные вещи. Но есть и группа камер с худшими условиями. Хотя они не были перенаселены, когда проходил визит, число кроватей означало такую возможность (4 кровати на 8 м2 и 10 – на 26 м2). Доступ дневного света и вентиляция через окна, которые можно открывать, были адекватны и достаточны. Во многих других камерах этого ИВС условия очень плохие: они очень переполнены (например, по 4 человека на 8 м2 и по 6 – на 12 м2), грязные, воздух затхлый, а дневное освещение недостаточное, поскольку на окнах металлическая сетка; искусственное освещение также недостаточное, вентиляция фактически отсутствует. В камерах кровати с грязными матрасами, а столы и лавки маленькие. Нет постельного белья и одеял. Кое-кто из задержанных заявлял, что им давали белье и одеяла на ночь, а кое-кто жаловался, что они не получали эти принадлежности вообще.
72. Каждая камера имеет не огороженный туалет, и задержанные пользуются им на виду сокамерников. В некоторых из камер туалеты невыносимые. Делегация также слышала жалобы на то, что в некоторых камерах водятся мыши и насекомые.
73. Душем заключенным разрешают пользоваться один раз в неделю, но кое-кто заявлял, что доступ в душевую иногда мог быть и реже. В душевой имеется два душа, горячая вода подается только по выходным. Этого очевидно недостаточно для 150 лиц, которые могут содержаться в ИВС. Соблюдение личной гигиены в другие дни (кроме тех, когда доступна душевая) далеко не легкое дело: в камерах нет ни единого таза, поэтому помыться в них невозможно. Кроме того, заключенным не выдаются предметы гигиены, поэтому те, кому не приносят родственники, лишены их в течение всего пребывания в ИВС.
74. Делегация получила противоречивую информацию о прогулках на свежем воздухе. Персонал заявлял, что задержанным прогулки предоставляются ежедневно; однако, некоторые заключенные заявляли, что это случалось нерегулярно, а другие утверждали, что им вообще не предоставляли прогулок.
Во всяком случае, места для прогулок недостаточно для такого количества заключенных. Это место – две пустых комнаты примерно по 12 м2 каждая, в которых на окнах решетки без оконных стекол; персонал сообщил делегации, что одновременно прогулку могут совершать по два задержанных. Такие комнаты не обеспечивают надлежащую замену открытых площадок и являются слишком маленькими для физических упражнений.
75. ИВС в Киеве является единственным учреждением такого типа в столице Украины. Он рассчитан на 156 заключенных. Здание имеет три этажа по 10 камер на каждом. Во время визита там содержалось 319 человек, что более, чем на 200 % выше официальной нормы. Большинство задержанных – взрослые мужчины, которые ожидают судебного разбирательства своих уголовных дел. Было также около 30 женщин и 6 несовершеннолетних. Сроки содержания заключенных были разные: от нескольких дней до месяца, иногда – до двух месяцев.
76. Все 319 заключенных закрыты в чрезвычайно перенаселенных камерах (по 8 м2 и 10 м2 – до 8 человек, а в камерах размером 21 м2 – по 16-18 человек). В камерах есть только широкие возвышения. В отличие от Днепропетровского ИВС, в Киеве нет никаких матрасов и только мало кто из заключенных имел одеяло благодаря своим близким или друзьям. Камеры лишены доступа дневного света, их окна полностью затемнены металлическими щитками. Искусственное освещение слабое, и к тому же включено круглосуточно. Вентиляция плохая; в камерах душно и смрадно. В этой связи следует отметить, что по словам медперсонала, ситуация ухудшилась именно летом: высокая температура в тот год приводила к тому, что люди в камерах теряли сознание.
77. Все заключенные имеют доступ к туалетам в камерах. Однако, туалеты никак не отделены от камер, что является нарушением санитарных норм. Рядом с уборными находятся жбаны питьевой воды с крышками (условия также ужасные, как и в туалетах). Вода включается дежурными охраны, если их попросить. Делегация слышала жалобы, что персонал включал воду с большой задержкой.
78. Камеры в плохом санитарном состоянии (вши и прочие паразиты). На заключенных были следы от укусов насекомых паразитов; например, у одного из них медик делегации обнаружил много папул диаметром 1-1,5 см, которые вызывали зуд и эритему лица, рук и других частей тела.
Медицинский персонал ИВС информировал делегацию, что предпринимаются различные меры, чтобы избавиться от этих паразитов; однако, очевидно, что эти методы не привели к желаемым результатам.
79. Следует отметить, что заключенные не имеют возможности поддерживать даже минимальный уровень личной гигиены. В целом, ИВС имеет лишь один душ для всех задержанных, но и тот не работал. За исключением очень малого числа заключенных, которые получают предметы личной гигиены от своих семей, большинство заключенных не имеют доступа к таким предметам, а учреждение, очевидно, не способно обеспечить их.
80. Неблагоприятное влияние на условия содержания усиливается тем, что заключенные не имеют возможности прогуливаться на свежем воздухе. Фактически они проводят 24 часа в сутки в камерах, если не принимать во внимание вызовы на допросы и немногочисленные свидания (см. пункт 83).
Как уже отмечалось выше (см. пункт 13), делегация уже сделала срочное замечание, направленное на предоставление прогулок на свежем воздухе для заключенных ИВС, по крайней мере, один час в сутки. В письме от 29.06.1998 г. украинские власти сообщили о предпринятых мерах, призванных обеспечить всем, кто содержится под стражей дольше 10 суток, прогулки.
Комитет с заинтересованностью отмечает эту информацию, однако, подчеркивает, что все заключенные в ИВС, а не только те, кто арестован дольше, чем на 10 суток, должны получить право на прогулки на свежем воздухе один час в сутки.
81. Делегация слышала многочисленные жалобы на питание – на качество и количество пищи в обоих ИВС, которые она посетила. Почти всегда пища состоит из каши, иногда с добавлением колбасы или мяса, а хлеб часто бывает твердым и черствым, на третье – чай. Пища приносится из соседнего здания (другое ведомство) и разогревается в ИВС. Однако, в обоих ИВС заявили, что пища, когда попадает в камеры, всегда бывает уже холодной.
82. Оба ИВС имеют службу охраны здоровья. В Днепропетровске медицинская помощь обеспечивается двумя фельдшерами, в Киеве – четырьмя, и они работают на полную ставку. Однако, в Киеве делегация заметила, что медперсонал часто отсутствовал в ИВС. Например, ознакомление с журналом регистрации о присутствия на рабочем месте показало, что 1-11 февраля 1998 г. фельдшеров в учреждении не было. Это, очевидно, отрицательно влияло на охрану здоровья в этом ИВС.
Медицинское обслуживание заключенных является во всех отношениях недостаточным. При чрезвычайных обстоятельствах врач вызывается в ИВС, при необходимости, заключенные могут направляться на лечение в больницу. Во всех других случаях заключенные должны долго ждать визита врача, в частности, в Киевском ИВС медперсонал отметил, что заключенные могут получить надлежащее лечение только тогда, когда их переводят в СИЗО.
Сразу становится понятным, что заключенные, содержащиеся в ИВС, не могут рассчитывать на систематический медицинский уход. Как в Днепропетровске, так и в Киеве новоприбывшие заключенные должны пройти обязательный осмотр фельдшером. Однако, в Киеве, как уже отмечалось выше, такой осмотр некоторое время не осуществлялся медперсоналом ИВС из-за его отсутствия. Кроме того, в обоих учреждениях медицинский осмотр при поступлении заключенных осуществляется поверхностно и, в основном, направлен на выявление телесных повреждений (травм) и регистрацию жалоб об имеющихся болезнях, а также на получение медицинского разрешения на размещение в ИВС, а опрос касается возможных инфекционных болезней и насекомых-паразитов.
83. Разрешение на свидания (контакты с внешним миром) является полностью в компетенции следственного органа. Если свидания разрешаются, они проходят в кабинетах следователей. Разрешение на переписку также зависит от следователей. Некоторые заключенные жаловались, что не имеют разрешения на свидания и переписку в течение недель, а некоторые – в течение всего их пребывания в ИВС. За исключением нескольких заключенных из Днепропетровского ИВС, заключенные обоих ИВС не имели доступа к газетам, радио и телевидению.
84. Лишение людей свободы должно всегда сопровождаться ответственностью за уважение их человеческого достоинства и обеспечением надлежащих условий содержания. Факты, выявленные в ходе визита делегации Комитета, свидетельствуют о том, что органы власти Украины не могут этого обеспечить, когда речь идет о лицах, находящихся в вышеупомянутых ИВС. Информация, которой располагает Комитет, свидетельствует, что ситуация не лучше и в других ИВС Украины. Плохие условия содержания в Киевском ИВС можно приравнять к жестокому и унижающему человеческое достоинство обращению с заключенными, представляющему опасность для их здоровья. Условия в Днепропетровском ИВС лучше, однако, далеки от желаемых для большинства содержащихся там заключенных.
85. Комитет уже рекомендовал пересмотреть действующее законодательство и существующую практику предварительного заключения в Украине (см. пункт 17). Это обязательное условие для улучшения положения в ИВС.
Очень важно также обеспечить, чтобы максимальный срок содержания в ИВС, как и предусмотрено статьей 155 УПК, не превышал десяти суток. Ибо эти учреждения не подходят для более длительного содержания под стражей. Комитет рекомендует органам власти Украины предпринять необходимые меры для достижения этой цели.
86. Что касается приемлемости условий содержания в ИВС, надо обеспечить такие условия, которые уже есть в некоторых камерах Днепропетровского ИВС, как об этом говорится в первом абзаце пункта 71, а также обеспечить заключенным ежедневные прогулки на довольно большом дворе, где они могли бы заниматься физическими упражнениями.
Комитет понимает, что невозможно осуществить эти улучшения в ИВС за один день. Однако, многие из предлагаемых мер можно осуществить безотлагательно. В связи с этим Комитет приветствует меры, о которых шла речь в вышеупомянутом письме органов власти Украины от 29.06.1998 г., и которые направлены на техническое переустройство окон и туалетов в камерах Киевского ИВС. В этой связи Комитет рекомендует осуществить неотложные меры по:
- обеспечению всех заключенных ИВС:
■ чистыми матрасами и одеялами;
■ основными предметами личной гигиены (мыло, полотенце, туалетная бумага и т.п.) и возможностью мыться каждый день, снабжая достаточным количеством воды;
■ возможностью принимать теплый душ сразу по прибытии в учреждение и один раз в неделю в течение всего времени содержания в ИВС;
■ необходимыми предметами и средствами для поддержания чистоты и порядка в камерах;
- обеспечению заключенных пищей надлежащего качества и в достаточном количестве;
- осуществлению эффективной борьбы с насекомыми;
- улучшению освещения и вентиляции камер;
- отделению туалетов от остальной части камер;
- обеспечению заключенных материалами для чтения;
- пересмотру возможностей заключенным осуществлять контакты с внешним миром, исключая возможность неоправданного запрета на свидания.
Комитет рекомендует, чтобы органы власти Украины нашли возможность обеспечить заключенным в ИВС в первоочередном порядке прогулки на свежем воздухе, по крайней мере, один час в сутки (и предоставить дворик достаточных размеров для выполнения физических упражнений). По поводу охраны здоровья Комитет рекомендует, чтобы:
- все новоприбывшие заключенные ИВС надлежащим образом обследовались квалифицированным медперсоналом сразу по прибытии в ИВС;
- врачи регулярно проводили медосмотр заключенных в больших ИВС, таких, как в Днепропетровске и Киеве. К тому же врач мог бы отвечать за службу охраны здоровья и надзор за работой медперсонала ИВС.

d. Киевский приемник-распределитель для несовершеннолетних.
87. Это один из 21 приемника-распределителя в Украине для размещения и содержания несовершеннолетних. Он находится в жилом массиве Киева, основан в 1935 г. как сиротский приют. Сейчас это учреждение предназначено для размещения на срок не дольше 30 суток нескольких категорий несовершеннолетних:
- подозреваемых в совершении преступлений и арестованных по санкции прокурора;
- тех, кто по приговору суда направлен в специальные учебные заведения;
- тех, чью личность не могут установить, а сами они являются бродягами;
- иностранцы, ожидающие репатриации, если их не сопровождают взрослые.
Максимальное число мест – 60. Во время визита там было 12 детей (3 девочки и 9 мальчиков). Хотя теоретически это учреждение предназначено для детей в возрасте 11-14 лет, на практике оно принимает несовершеннолетних до 17 лет, а также детей, которым еще не исполнилось 11 лет. Здесь был и ребенок 6 лет. Как правило, длительность пребывания составляет от нескольких дней до одного месяца; однако, два мальчика из Шри-Ланки провели здесь 5 месяцев.
Делегация была приятно поражена условиями содержания детей.
88. Дети в этом учреждении заняты разнообразными мероприятиями (см. пункт 89). Они размещены в нескольких спальнях, которые по размерам адекватны числу детей в них (например, на 42 м2 – 12 кроватей). Все спальни имеют достаточно дневного света; хорошее искусственное освещение и достаточную вентиляцию. Возле кроватей тумбы, а на стенах календари и плакаты.
Туалеты, умывальники и душевая комната чистые и отремонтированные. Однако, двери в спальнях ночью замкнуты и некоторые мальчики жаловались, что доступ в туалет ночью не всегда возможен. Этой проблемы нет в спальне для девочек, оборудованной отдельным туалетом. Комитет предлагает органам власти пересмотреть ситуацию и обеспечить, чтобы ребята также могли ночью беспрепятственно пользоваться туалетом.
Пища готовится на кухне этого учреждения и подается трижды в день в хорошей столовой. Никаких жалоб на ее качество и количество не было.
89. Мероприятия, которые предлагались детям в этом учреждении, можно считать достаточными для 30 дней содержания. Ежедневная программа включает 2,5 часа обучения, один час игр (спорт) или 1,5 часа работы в мастерских (производство конвертов) или чтение в зале библиотеки. Дети имеют доступ к двум просторным и красивым залам, оборудованным телевизором, видеомагнитофоном и разнообразными играми. Классные комнаты, читальный зал и библиотека прекрасно оборудованы. В учреждении есть парники, где дети помогают выращивать овощи.
Кроме того, делегация увидела строительство павильона, где уже летом должны были разместить теннисные столы и прочие игры.
Вышеупомянутые мероприятия обеспечиваются командой, состоящей из педагогов, воспитателей и одного психолога. Большинство детей, с которыми беседовали члены делегации, отзывались о персонале с теплотой и признательностью. Комитет желает отметить, что руководство этого учреждения и весь персонал делают все от них зависящее, чтобы создать приятную атмосферу для детей, которые там содержатся.
90. В принципе, дети имеют право на один час прогулки на просторном дворе учреждения. Понятно, что в случае плохой погоды прогулки могут быть значительно сокращены, поскольку, очевидно, для детей нет в достаточном количестве верхней одежды. Комитет предлагает органам власти Украины предпринять меры для решения этой проблемы.
91. В штате учреждения есть одна медсестра, она работает с 9 до 17 часов, кроме выходных. Сразу после приема новоприбывших подростков медсестра их осматривает, проверяет их общее состояние здоровья и заносит эту информацию в специальные медкарточки. Дети, которые нуждаются в лечении, могут быть быстро доставлены в больницу.
92. Две комнаты, используемые для дисциплинарной изоляции детей сроком до 3 суток, а также для карантина, были приемлемых размеров (6 м2), с адекватным дневным и искусственным освещением, хорошей вентиляцией и оборудованы кроватью и стулом. В период пребывания в этих комнатах дети могут трижды в день выходить в столовую для приема пищи. Однако, они не имеют доступа к прогулкам и чтению.
Персонал утверждает, что дисциплинарная изоляция применяется как исключительная мера. К сожалению, это нельзя было проверить из-за отсутствия в учреждении журнала регистрации такого наказания.
93. В свете вышесказанного Комитет рекомендует, чтобы органы власти Украины предприняли меры, гарантирующие:
- по крайней мере, один час прогулок на свежем воздухе и материал для чтения для детей, которые содержатся в комнатах для дисциплинарной изоляции, какова бы ни была причина такой изоляции;
- ведение журнала регистрации о помещении детей в эти комнаты.

e. Другие учреждения милиции временного содержания
1) Камеры временного содержания и приемник-распределитель УВДТ МВД Украины.
94. Делегация Комитета посетила три учреждения УВДТ МВД Украины в Киеве: подразделение в Бориспольском аэропорту и подразделения на Центральном железнодорожном вокзале (так называемую "фильтрационную комнату" и приемник-распределитель для подозреваемых в совершении преступлений и бродяг на Центральном железнодорожном вокзале).
95. Комната для задержанных отделения милиции в Бориспольском аэропорту размером 6 м2 надлежащим образом оборудована, освещена и имеет хорошую вентиляцию, поэтому приемлема для тех сроков содержания, для которых она применяется (несколько часов).
96. Напротив, условия содержания в "фильтрационной комнате" на Центральном железнодорожном вокзале не приемлемы. Это небольшая площадка, на которой располагается узкая “клетка”, и в ней несколько табуреток (не достаточно для количества задержанных, которые там находились). Она находится в той же комнате, где работники милиции проводят допросы. Люди, задержанные на вокзале и помещенные в эту "клетку", могут содержаться в ней до 24 часов. Делегации пояснли, что это временное сооружение, поскольку еще не завершен ремонт другой комнаты. Комитет желает знать, завершился ли ремонт другой комнаты, а также каковы условия содержания в ней.
97. Приемник-распределитель для подозреваемых в совершении преступлений и бродяг на Центральном железнодорожном вокзале размещен в другом здании возле центрального вокзала. В нем 4 камеры, рассчитанные на 20 мест, хотя во время визита в них содержалось 24 человека (5 подозреваемых в совершении преступлений и 19 лиц, личность которых устанавливалась, в том числе иностранцы). Пять первых находились там до 10 суток, а 19 остальных – до одного месяца.
Условия содержания задержанных очень плохие. Камеры темные, грязные и смрадные. Они перенаселены – 5 человек на 8 м2, 5-7 человек на 13 м2 и 7 человек на 16 м2. Анализ регистрации тех, кто содержался там раньше, показал, что в прошлом уровень перенаселения был еще выше. Все камеры имеют кровати, умывальники и туалеты, которые не отделены от камер. В некоторых камерах есть столы и лавки. Однако, кроватей меньше, чем содержащихся там лиц, поэтому некоторые задержанные имеют общие кровати, а некоторые спят на матрасах на полу. Одеял для всех задержанных не доставало.
Как и в других учреждениях милиции, задержанным не выдаются предметы личной гигиены.
98. Как сообщил персонал, задержанные в хорошую погоду имеют право на ежедневную прогулку до одного часа. Место для прогулок размером 18 м2 расположено близ здания и отделено металлической сеткой; одновременно на прогулке могут быть до пяти человек. Но задержанные уверяли членов делегации, что прогулки ограничены 5-15 минутами. Никакой другой формы физической активности за пределами камер не предполагается.
99. Рекомендации Комитета по поводу этих учреждений милиции содержатся в пунктах 106 и 107.

2) Приемник-распределитель для бродяг в Днепропетровске.
Приемник-распределитель для бродяг состоит из шести камер, размещенных на первом этаже здания, принадлежащего Днепропетровскому ИВС. Официально приемник-распределитель рассчитан на 50 мест, во время визита в нем содержалось под стражей 32 человека – 7 женщин и 25 мужчин. Задержанные могут находиться здесь до одного месяца (см. пункт 18), но этот срок может быть продлен до двух месяцев.
101. Во время визита три камеры пустовали, а остальные три были переполнены. В камере размером 14 м2 находилось 7 женщин, в двух других камерах размером около 26 м2 каждая, находилось 11 человек в одной и 12 в другой. Делегации сообщили, что уровень заполненности этих камер бывает значительно выше: до 10 человек в первой камере и до 16 – в каждой из остальных.
Окна в камерах есть, но доступ дневного света ограничивается толстыми металлическими решетками, закрепленными на окнах. Электрическое освещение слабое. Неудовлетворительна и вентиляция. Большая часть камеры занята нарами для сна. Каждая камера имеет в углу туалет, но он грязный, часто неисправен и не отделен от остальной части камеры. В камерах во время визита не было матрасов, и делегация получила противоречивую информацию о том, предоставляются ли они на ночь.
Женщины имеют доступ к душевой через день (три раза в неделю), а мужчины – два раза в неделю. Как и в других учреждениях милиции, где побывала делегация, предметы личной гигиены задержанным не выдаются.
Питание такое же, как и в соседнем ИВС (см. пункт 8).
102. О прогулках на свежем воздухе одни говорили, что им предоставляли такую возможность регулярно, другие жаловались, что они их лишены. Фактически делегация обнаружила отсутствие в учреждении площадки для прогулок на свежем воздухе. Имеется комната, как и в соседнем ИВС (см. пункт 74), где в окнах нет стекол. Кроме нескольких женщин, работавших по несколько часов в день на кухне учреждения, все остальные задержанные вынуждены были сидеть без дела и проводить все время в камерах.
103. Охраной здоровья ведает фельдшер, работающий в учреждении на пол-ставки. Он проводит медицинский осмотр новоприбывших и делает обходы камер, спрашивая у задержанных о состоянии их здоровья. Процедура медицинского осмотра подобна той, о которой уже говорилось, когда описывался ИВС. При необходимости, задержанных могут перевозить в больницу.
104. Рекомендации Комитета по поводу приемника-распределителя для бродяг в Днепропетровске содержатся в пунктах 106 и 107.

3) Центр заключенных за административные правонарушения.
105. Это учреждение имеет пять камер на том же этаже, что и приемник-распределитель для бродяг в Днепропетровске. Они используются для содержания лиц, осужденных за административные правонарушения до 30 суток (хулиганство, алкоголизм, неподчинение работникам милиции и т.п.).
Условия содержания в нем во всех отношениях такие же, как в приемнике-распределителе для бродяг Днепропетровска.
106. Рекомендации, содержащиеся в пункте 86 относительно ИВС, должны рассматриваться в равной мере и по отношению к приемнику-распределителю для бродяг на Центральном железнодорожном вокзале Киева, а также для приемника-распределителя для бродяг и для центра заключенных за административные правонарушения Днепропетровска.
В приемнике-распределителе для бродяг в Днепропетровске следует более равномерно использовать места, чтобы не было перенаселения.
107. Следует отметить, что, в отличие от ИВС, в вышеупомянутом приемнике-распределителе для бродяг задержанные находятся дольше (1-2 месяца), поэтому схожие условия содержания еще более неприемлемы. Лицам, задержанным на длительный срок, следует предоставлять лучшие возможности отдыха (игры, в частности, настольный теннис и т.п.).
Комитет рекомендует, чтобы органы власти Украины рассмотрели возможность создания комнаты для отдыха в учреждениях для отбывания ад-министративных наказаний и в приемниках-распределителях для бродяг.

Б. УЧРЕЖДЕНИЯ ГОСУДАРСТВЕННОГО ДЕПАРТАМЕНТА
ПО ВОПРОСАМ ИСПОЛНЕНИЯ НАКАЗАНИЙ

1. Предварительные замечания.
108. Во время визита в феврале 1998 г. тюремные учреждения были подчинены МВД Украины. Позже Комитету сообщили, что, начиная с 22.04.1998 г. эти учреждения уже подчиняются независимому ведомству – Государственному департаменту по вопросам исполнения наказаний.
Комитет желает получить детальную информацию об организации деятельности и обязанностях этого департамента.
109. В начале визита глава уголовно-исполнительного управления подчеркнул несколько серьезных проблем, стоящих перед пенитенциарной системой: увеличение “населения” тюрем, что ведет к их переполнению, и, как следствие, к ухудшению условий содержания, нехватке рабочих мест для заключенных.
110. На момент визита ситуация в Украине была такая: 44 000 граждан содержались в 32 следственных изоляторах (СИЗО) с общим числом 34 000 мест; 167 000 осужденных находились в 126 учреждениях исполнения наказаний с общим числом 156 000 мест . Чтобы решить проблему переполнения, были приняты меры, направленные на ремонт и расширение действующих пенитенциарных учреждений. Например, в 1997 году были созданы в учреждениях исполнения наказаний 1 800 мест и еще 400 – в СИЗО. Делегацию проинформировали о планах строительства девяти новых СИЗО. Тем не менее, серьезный экономический кризис, в котором оказалась Украина, значительно препятствует прогрессу в этом вопросе.
Украинские власти сообщили делегации и о других направлениях решения вопроса переполнения, а именно: о подготовке проекта нового Уголовного кодекса, Уголовно-процессуального Кодекса и Уголовно-исполнительного Кодекса. В этих документах предполагается, в частности, уменьшить число правонарушений, которые наказываются лишением свободы, расширить число альтернативных лишению свободы видов наказаний, уменьшить сроки наказаний за некоторые правонарушения и более системно использовать досрочное или условное освобождения.
111. Комитет и сам подчеркивает первоочередность мер, направленных на снижение переполнения тюрем. В этой связи он рекомендует внести изменения в законодательство и в практику предварительного заключения (пункт 17).
Меры по снижению переполненности тюрем путем строительства новых мест заключения натолкнулись на экономические препятствия, преодолеть которые довольно сложно. Комитет желает подчеркнуть, что опыт других стран свидетельствует – создание дополнительных тюрем и мест для заключенных не позволяет решить проблему переполненности на длительное время. Действительно, много европейских стран повысили вместительность своих тюрем, однако параллельно с этим возросло и число "тюремного населения". Напротив, внедрение политики ограничения или регулирования числа лиц, отправляемых в тюрьму, имеет в ряде государств большое значение для поддержания на приемлемом уровне численности тюремного населения.
Следует напомнить Рекомендацию Комитета Министров R (92) 17 «О последовательности в приговорах» и ее специфический параграф B5(a), гласящий, что «приговоры, связанные с лишением свободы, должны рассматриваться как крайние меры и поэтому должны выноситься только в тех случаях, с учетом всех существенных обстоятельств, когда серьезность правонарушения делает любой другой приговор явно неадекватным»
Комитет рекомендует украинским властям считать приоритетом принятие широкого спектра мер, направленных на снижение переполненности.
112. Комитет обеспокоен и тем, что в законе, регламентирующем предварительное заключение, заложен стандарт 2,5 м2 на человека . Комитет подчеркивает, что стандарт 2,5 м2 на заключенного не обеспечивает достаточно полезной площади. Комитет знает, что любое улучшение в этой области зависит от сокращения переполненности. И все же Комитет рекомендует как можно скорее увеличить стандарт площади на заключенного в досудебных учреждениях и, если есть потребность, в других типах тюремных учреждений. Нормой должно быть по крайней мере 4 м2 на человека, а любые камеры размером менее 6 м2 следует изъять из пользования, как не приспособленные для содержания заключенных.
113. Принимая во внимание нехватку работы для заключенных – проблема, выдвинутая на первый план властью, – Комитет желает подчеркнуть, что предоставление работы осужденным заключенным – фундаментальная часть процесса реабилитации. Кроме того, в интересах их психологического благополучия необходимо, насколько возможно, и во время предварительного заключения предлагать им роботу. Из этого следует, что обеспечение работой в тюремной системе не должно быть продиктовано исключительно конъюнктурой рынка. Комитет рекомендует украинским властям предпринять специальные меры для обеспечения в большей мере заключенных работой.

2. Жестокое обращение
114. Делегация слышала немного жалоб на жестокое обращение с заключенными персонала СИЗО в Харькове.
Комитет получил информацию об инциденте, видимо, случившемся в СИЗО 10 февраля 1998. Согласно информации, в блоке для приговоренных к смертной казни одного заключенного, который заявил, что он отказывается есть, принудительно (не с помощью уговоров) поставили к стене, его ноги развели далеко одна от другой насколько это возможно, а на руки надели наручники за спиной. В такой позе он стоял до тех пор, пока не потерял сознание. Комитет желает получить информацию от украинской власти об этом инциденте.
115. К сожалению, случаи жестокого обращения иногда происходят в любой тюремной системе. Но если они бывают, надо, чтоб власти быстро на них реагировали. Комитет желает получить такую информацию за 1997 и 1998 г.:
- число жалоб на жестокое обращение персонала учреждений Государственного департамента по вопросам исполнения наказаний;
- число дисциплинарных и/или судебных санкций, наложенных после таких жалоб.
116. Рекомендация относится и к практике, виденной делегацией Комитета в СИЗО г. Харькова, и которую можно расценивать как унижение для заключенных. Речь о том, что заключенные обязаны становиться лицом к стене, когда мимо проходит персонал или посетители. Это не оправдано соображениями безопасности и едва ли содействует формированию позитивного отношения заключенных к персоналу. Комитет рекомендует прекратить эту анахроничную практику.
117. Хотя Комитет не считает это умышленным жестоким обращением, он вынужден отметить, что в СИЗО Харькова большое число заключенных подвергается комбинации отрицательных факторов – перенаселенность, ужасные условия содержания и уровень гигиены, фактическое отсутствие программы полезной деятельности – которые легко могут быть расценены как жестокое и унижающее достоинство обращение.

3. Следственный изолятор (СИЗО) № 313/203 в Харькове
а. Вступление
118. СИЗО № 313/203 расположен в городе Харьков на площади 2.5 гектара.
Часть зданий возведена в начале девятнадцатого века и расположена на месте старой тюрьмы; другие – более современные. В СИЗО 301 камера. Во время посещения в учреждении находилось 3 760 заключенных, большинство из них мужчины – 3 522 мужнин и 238 женщин. Из общего числа заключенных 166 – несовершеннолетние. Большинство заключенных (около 2 900) ожидало судебного рассмотрения, в то время как другие были либо осужденные, либо этапированные из одного учреждения в другое. Было и 15 заключенных, приговоренных к смертной казни . Они содержались отдельно в блоке на первом этаже здания № 2. Условия их содержания и другие вопросы, касающиеся этих заключенных, будут рассмотрены позднее в отдельном разделе доклада.
119. Начальник учреждения отметил в начале, что бытовые условия содержания во многом желают лучшего и что, в частности, невозможно соблюсти даже ту (очень скромную) норму в 2,5 м2 полезной площади на человека. Предприняты усилия для максимального улучшения бытовых условий (несколько зданий восстанавливаются или модернизуются, оборудуется новое здание для содержания на 270 мест). Однако, прогресс невелик. В 1997 году было получено лишь 73% выделенных государством средств, и на начало февраля 1998 года учреждение уже задолжало поставщикам 1,000,000 гривен (около $ 500,000).
Последующее посещение делегацией СИЗО вполне подтвердило оценку начальника.

b. Условия содержания общего спецконтингента
і. Бытовые условия.
120. Блоки тюремных камер расположены в пяти зданиях: два из них (№ 1 и №6) находятся в большом комплексе, в них содержатся главным образом заключенные, ожидающие суда, а также значительное число осужденных, используемых при учреждении. В здании № 2 содержатся лица, взятые под стражу, и осужденные различных видов режима в ожидании пересылки либо отъезда. При здании № 3 есть маленький блок камер, выделенный исключительно для постоянного контингента осужденных, работающих по обслуживанию учреждения. Здание № 5 служит для содержания женщин и несовершеннолетних.
121. Необходимо подчеркнуть, что бытовые условия, в которых содержалось около сотни осужденные в здании № 3, были лучшими в учреждении. Они размещались в довольно просторных спальнях, с большими окнами, обеспечивающими хороший доступ дневного света; искусственное освещение и вентиляция также приемлемы. В них есть отделенные и всегда доступные санитарные узлы. Заключенные имеют возможность пользоваться гостиной комнатой с телевизором и приличной столовой. Спальня, места общие пользования и санитарные узлы были в надлежащем состоянии и чистые.
122. В недавно построенном здании № 6 размещается около 800 заключенных, здесь наименее неблагоприятные – после здания № 3 – бытовые условия в учреждении. В камерах нормальный доступ дневного света, адекватные искусственное освещение и вентиляция. Они достаточно хорошо обустроены, с кроватями с полным оборудованием, столом, лавками, шкафчиками, а иногда и с водным нагревателем и телевизором. Наконец, есть туалет, хотя он не всегда отделен полностью. В целом здесь приемлемое техническое и санитарное состояние.
К сожалению, имеется главный недостаток: в большинстве камер переполненность слишком высока. Так, в камере около 14 м2 содержалось пять или шесть заключенных, а в камерах размером в 20 м2 – до девяти заключенных.
В здании № 5, содержащем около 400 заключенных, камеры не так переполнены, как в других местах; минимальная норма 2,5 м2 на человека в общем соблюдается, хотя число кроватей в спальнях, замеченных делегацией, позволяет предположить, что их наполненность может и нарушать указанную норму. Как и в здании № 6, камеры довольно хорошо обустроены, а их техничсеоке и санитарное состояние приемлемо. Прилагаются усилия, чтобы принарядить это здание так, чтобы оно не выглядело как тюрьма. Окна в камерах в этом здании, в отличие от окон в здании № 6, охвачены металлическими жалюзи, которые препятствуют доступу в достаточной мере дневного света и воздуха извне.
123. Большинство заключенных – свыше 2 000 – размещены в зданиях № 1 и № 2. За некоторыми исключениями, они живут в условиях поистине жутких. Переполненность достигла чрезвычайных размеров: в здании № 1, например, 25 заключенных, ожидающих суда, должны тесниться в камере около 43 м2, а камерах размером около 50 м2 вмещалось от 27 до 59 мужчин. В здании № 2 по шесть заключенных содержалось в камерах размером 8-9 м2, а в камерах размером 55 м2 размещалось по 35-44 заключенных; в одной из них – № 71 – было аж 60 кроватей.
Большинство заключенных в этих двух зданиях вынуждены сидеть в душных и вонючих камерах, не имеющих никакого доступа – или очень ограниченный доступ – дневного света. В камерах постоянно включено искусственное освещение, очень разное по уровню. Мебели обычно – голый минимум: примитивная металлическая кровать (в два или три уровня) или деревянные нары (в два уровня), застеленные обычно изношенным бельем. Некоторые камеры не имеют достаточно кроватей или спальных мест для всех заключенных. Небольшое место, остающееся в камере свободным, занимает длинный стол, за которым, предполагается, заключенные едят, судя по их числу, поочередно.
В камере санитарный узел (умывальник и туалет) лишь иногда разделяются один от другого полностью; обычно есть только стены по сторонам высотой около 1,10 м. В целом в них грязь и антисанитария, иногда из них течет так, что вокруг стоит почти нестерпимый смрад.
Уровень чистоты в подавляющем большинстве камер в этих двух зданиях дает повод для серьезной тревоги; стены и потолки валятся и съедаются плесенью, нехитрая мебель в негодном состоянии, вокруг грязь, нищенское состояние. Хуже всего то, что в камерах кишат тараканы, блохи и другие паразиты. В некоторых камерах обитали даже грызуны.
Фактически условия жизни и уровень гигиены в большей части этих двух зданий представляет серьезную опасность для здоровья.
124. В здании № 1, работа по реконструкции началась на некоторых этажах, и делегация видела некоторые из отреставрированных тюремных камер. Очевидно, что реконструкция косметическая и состоит только из покраски и мелкого ремонта. Главные недостатки остаются: потенциальное переполнение, затененные окна и частично отделенные туалеты.
125. Возможности для всех заключенных поддерживать личную гигиену оставляют желать лучшего. Важные предметы гигиены типа мыла не предоставляются в достаточном количестве и заключенные вынуждены полагаться на передачи от родственников. Душ возможен только один раз в десять дней. В СИЗО на момент визита имелось только три душевых комнаты, включая ту, что ремонтировалась, оборудованных в общем тридцатью пятью душевыми головками на всех заключенных. Этого явно недостаточно, чтобы обеспечить потребности почти 4000 заключенных. Делегация с удовлетворением узнала, что новый душевой блок хорошего качества строится между зданиями № 1 и № 6, и он заметно улучшит ситуацию.

іі. Полезная деятельность
126. Только около 200 осужденных заключенных имеют работу. Главным образом, они трудятся в обслуге, выполняют работы по реконструкции в СИЗО или работают на кухне. Некоторое их число используется в различных мастерских (работа по металлу; столярное дело; изготовление резиновых изделий для транспортных средств), которые изготавливают товары для фирм на воле. Эти заключенные могут участвовать в некоторых спортивных занятиях на маленькой территории, используемой для этой цели.
Подавляющее большинство заключенных не участвует в какой-либо деятельности вне камер, кроме прогулки на свежем воздухе (притом, что прогулочный дворик расположен в неподходящих условиях – см. пункт 127). Нет никакой возможности для работы, нет никакого доступа к обучению или спортивным занятиям (даже при том, что имеются открытые площадки или пустующее здание на территории СИЗО, которые можно при очень небольших затратах переоборудовать в спортивные площадки). Деятельность в камерах ограничена чтением, а для некоторых заключенных – еще просмотром телевизора, приобретенного их родственниками. Специальные усилия были предприняты, чтобы удовлетворить запросы женщин и несовершеннолетних: их камеры оснастили встроенной системой радиосвязи для трансляции радиопрограмм. Была скромная инициатива создать для несовершеннолетних место досуга с шахматной доской и газетами.
127. Согласно статье 9 Закона о предварительном заключении и положениям Приложения 1 к Правилам поведения лиц, заключенных под стражу и осужденных, отбывающих наказание в местах предварительного заключения, им положена прогулка на свежем воздухе длительностью, по крайней мере, один час в день . Каждое здание поэтому имеет свои встроенные места для прогулок на свежем воздухе. Размер большинства этих площадок колеблется между 14 м2 и 64 м2 и таков, что едва ли возможно там делать физические упражнения из-за числа людей, одновременно находящихся на площадках. Например, на площадку 14 м2 могут вывести шесть человек, а двадцать человек прогуливаются одновременно на площадке в 42 м2, на площадку в 64 м2 втискивают до 60 заключенных. Положение печально еще и потому, что время прогулки на свежем воздухе – единственное занятие вне тюремной камеры.
Кроме того, площадки для прогулок совсем не защищены от непогоды, часть из них расположена на крышах зданий. Во время посещения было трудно передвигаться по площадкам, поскольку их пол был скользким, как каток. Поэтому заключенные на прогулках стараются прижиматься поближе к стенам.
128. Подводя итог, можно отметить, что большинство заключенных заперто почти весь день в переполненных и вредных для здоровья тюремных камерах, вместо того, чтобы заниматься чем-либо, хоть немного полезным. При таких условиях лишение свободы в таком месте, как Харьковский СИЗО, можно считать обречением на сумасшествие.
129. Комитет хорошо представляет размеры задач, которые стоят перед украинской тюремной властью по приведению условий в таких учреждениях к минимальным Европейским стандартам, а также усилий, уже приложенных или запланированных. Напоминание о невыносимой ситуации, наблюдаемой в Харьковском СИЗО, делается лишь для того, чтобы еще раз подчеркнуть важность рекомендаций, уже сделанных в пунктах 17 и 111.
Очевидно, что устранение переполненности в Харьковском СИЗО – также, как и в других тюремных учреждениях – потребует времени. Тем не менее, немедленные усилия должны быть сделаны для смягчения наиболее острых проблем, имеющихся в Харьковском СИЗО.
130. Учитывая существующие условия содержания в СИЗО № 203 в Харькове, Комитет рекомендует украинской власти:
- немедленно выдавать заключенным достаточное количество личных предметов гигиены и средств для уборки камер;
- предпринять меры и обеспечить настолько быстро, насколько возможно, улучшение бытовых условий во всех камерах в зданиях № 1 и № 2, по крайней мере, до того же уровня санитарии, гигиены, дневного и искусственного освещения, вентиляции и оборудования, как и в камерах в здании № 6. Надо предпринять неотложные меры для обеспечения любому заключенному в зданиях № 1 и 2 кровати или спального места. Устройства, которые закрывают окна тюремных камер в зданиях № 1, 2 и 5, должны быть немедленно сняты, чтобы улучшить доступ дневного света и воздуха;
- обратить особое внимание в ходе реконструкции на отделение туалетов в камерах.
Комитет также очень надеется, что новое здание тюрьмы вместимостью 270 мест будет в скором времени сдано в эксплуатацию.
Что касается полезной деятельности, Комитет рекомендует:
- пересмотреть порядок использования двориков для прогулок и, если надо, их переоборудовать в свете замечаний, сделанных в пункте 127;
- изучить возможность использования открытых территорий в границах периметра учреждения и пустующего здания на территории СИЗО для организации там спортивных занятий и досуга.
По мере сокращения в учреждении переполненности, следует внедрять более насыщенные программы полезной деятельности. Целью должно быть обеспечение заключенным проводить разумную часть времени (то есть восемь часов или больше) вне их камер, целенаправленно занимая их различной полезной деятельностью (отдых/общение; работа, как правило, с профессиональным уклоном; образование; спорт). Несовершеннолетним заключенным следует предложить насыщенную программу образовательной, развлекательной и иной целенаправленной деятельности, способствующей выявлению их способностей к социальной интеграции или реинтеграции; физическое воспитание должно составлять важную часть этой программы.

c. Приговоренные к смертной казни.
131. Пятнадцать приговоренных к смертной казни размещены на первом этаже здания № 2 СИЗО № 203 в Харькове . Комитет должен сделать очень серьезные замечания по поводу условий и режима их содержания.
132. Приговоренные к смертной казни обычно содержатся по двое в камере размером 6,5–7 м2. Эти камеры совершенно лишены доступа дневного света, окна затенены металлическими жалюзи. Искусственное освещение постоянно включено и зачастую слабое, поэтому некоторые камеры в полутьме. Чтобы проветрить камеру, осужденные должны открыть заслонку, потянув за шнур. Несмотря на это, камеры очень влажные и очень холодные.
Обстановка примитивная: металлическая кровать или спальное место, снабженное тонким матрасом, простыней сомнительной чистоты и одеялом, которого явно недостаточно, чтобы согреться, полка и два узких табурета. Заключенные, как предполагается, могут слушать программы радио через динамик, включая его размещенным в стене камеры выключателем, но все, кто общался с делегацией, говорили, что радио работает только периодически.
Во всех камерах туалеты не огорожены и расположены в жилой зоне; осужденный, пользующийся туалетом, вынужден делать это на глазах сокамерника.
Приговоренные к смертной казни, как и многие другие заключенные, испытывают большие трудности со средствами личной гигиены – мыло и зубная паста являются редкостью.
Комитет рекомендует, чтобы украинские власти немедленно устранили отмеченные недостатки в отношении освещения, отопления, постельных принадлежностей и средств личной гигиены (см. также рекомендации, сделанные в пункте 130).
133. Приговоренные к смертной казни не заняты никакой деятельностью вне их камер и даже не имеют часовой прогулки на свежем воздухе. Такому положению не может быть никакого оправдания. В лучшем случае они могут покидать камеру раз в неделю, чтобы посетить душ в блоке тюремной камеры и получать один час свидания с семьей один раз в месяц.
Деятельность в камере ограничена чтением и прослушиванием радио, когда оно работает. Кроме ежемесячного свидания, которое бывает у некоторых осужденных, контакты с людьми по существу ограничены случайными визитами православного священника или медработника; примечательно, что они разговаривают с осужденными через решетку в двери камеры.
134. Короче говоря, приговоренные к смертной казни закрыты в камерах в течение 24 часов в сутки, в ограниченном пространстве, без какого-либо доступа дневного света, иногда при очень плохом искусственном освещении, без какой-либо активности, чтобы скоротать время, и минимальными контактами с людьми. Большинство находится в таких вредных условиях длительное время (от 10 месяцев до двух лет и дольше). Такая ситуация, возможно, соответствует нормам законодательства Украины о содержания приговоренных к смертной казни. Однако это никоим образом не меняет мнения Комитета, что такое содержание является жестоким и унижающим достоинство.
135. Как уже отмечалось в пункте 13, делегация сделала срочные замечания и рекомендовала, чтобы приговоренным к смертной казни – не только в Харьковском СИЗО, но и повсюду в Украине – был обеспечен, по крайней мере, один час прогулки на свежем воздухе в день.
Письмами от 29 июня и 16 сентября 1998 г. украинские власти информировали Комитет, что 20 апреля 1998 г. издан новый приказ, предусматривающий улучшение условий содержания приговоренных к смертной казни, в частности, за счет реконструкции и увеличения размера камер и разрешения таким осужденным одного часа прогулки на открытом воздухе каждый день. Комитет приветствует такие меры и желает получить детальную информацию о конкретных практических мерах по улучшению содержания приговоренных к смертной казни – как в Харьковском СИЗО, так и в других СИЗО. Комитет также повторяет свой запрос согласно пункту 2 (d) статьи 8 Конвенции – о получении копии вышеупомянутого Приказа.
136. Любой режим, пренебрегающий умственными и физическими занятиями для заключенных, наверняка будет вредно влиять на их здоровье и может вести к постепенной деградации их умственных способностей и социальных навыков. Наблюдения делегации в ходе визита подтверждают, что жесткий и скудный режим неблагоприятно влияет на многих приговоренных к смертной казни. Это подтвердил и главным врач учреждения, который подчеркнул, что условия, в которых эти осужденные содержатся, ведут к многочисленным соматическим и психологическим болезням.
Комитет рекомендует, чтобы украинские власти срочно пересмотрели режим содержания для приговоренных к смертной казни как в Харьковском СИЗО № 203, так и в других тюремных учреждениях в Украине, и с целью обеспечить заключенным возможность участвовать в содержательной деятельности и поддерживать человеческие контакты. Если необходимо, следует внести необходимые изменения в инструкции.
137. Комитет отмечает, что заключенные, приговоренные к смертной казни, имеют право на свидания (один час в месяц), но только с момента вступления приговора в силу. Подобные ограничения распространяются и на переписку. В итоге некоторые из приговоренных длительное время не имеют никаких контактов с семьями. Ограничение переписки одним письмом в месяц заставляет заключенных выбирать, кому писать, если члены семьи живут раздельно. Им не разрешаются и телефонные разговоры.
Комитет рекомендует украинским органам власти пересмотреть правила так, чтобы приговоренные к смертной казни в Украине имели значительно больше возможностей для контактов с внешним миром.
138. Делегация получила многочисленные жалобы от приговоренных к смертной казни на недостаток информации о юридической ситуации вокруг их дел (продвижение их дел, ответы на кассационные жалобы, рассмотрение их жалоб и т. п.). Кроме того, ходатайства в Европейскую Комиссию по правам человека не отправлялись властями до тех пор, пока прошение о помиловании не было подано Президенту и не рассмотрено им.
Комитет желает получить комментарии украинских должностных лиц по поводу этих замечаний.
139. Исходя из увиденного и услышанного, Комитет сомневается в аргументах власти в пользу раздельного содержания приговоренных к смертной казни и остальной части тюремного населения. Какие оправдания могут быть для такого подхода, если, несмотря на то, что пока есть только мораторий на исполнение смертных приговоров, формальная отмена смертной казни все равно является неминуемой?
Комитет был бы признателен украинским властям за комментарии на этот счет.

4. Охрана здоровья
а. Вступление
140. На момент визита вопросы охраны здоровья в пенитенциарных учреждениях относились к компетенции управления здравоохранения Министерства внутренних дел. Как уже отмечалось, с апреля 1998 пенитенциарные учреждения перешли в ведение самостоятельного Государственного Департамента по вопросам исполнения наказаний. В связи с этим Комитет желает знать, каким образом сказалась на охране здоровья проведенная реорганизация.
141. Из переговоров с заместителем начальника управления здравоохранения в Министерстве внутренних дел, продолженных в Министерстве здравоохранения, явствует, что между этими двумя ведомствами нет прямой связи. Медицинские структуры пенитенциарной системы просто применяют общие наставления и рекомендации, принятые Министерством здравоохранения. В остальном их взаимодействие основывается на приказе 1993 года, определяющем порядок госпитализации заключенных, нуждающихся в срочном лечении, в учреждениях Министерства здравоохранения. Создалось впечатление, что, по мнению Министерства здравоохранения, вопросы охраны здоровья заключенных, учитывая распределение обязанностей, не относится к его компетенции.
Подобная ситуация характерна и для многих других странах Европы, где ответственность за состояние здравоохранения лежит на тюремных учреждениях. Однако все более очевидно, что роль Министерства здравоохранения должна быть усилена в таких вопросах как контроль гигиены, оценка состояния и организация услуг здравоохранения в тюрьме. Этот подход ясно отражен в Рекомендации R (98) 7 Комитета Министров государствам-членам об этических и организационных аспектах здравоохранения в тюрьме.
142. Комитет убежден, что большее участие Министерства здравоохранения в этой области поможет гарантировать оптимальный уровень здравоохранения для заключенных, равно как и соблюдение общего принципа эквивалентности здравоохранения в тюрьме и за ее пределами. Комитет желает получить комментарии украинской власти по поводу возможности передачи Министерству здравоохранения большей ответственности за положение с охраной здоровья в украинской тюремной системе, включая подбор медицинского персонала и надзор за его работой.
При любой организации предоставления медицинских услуг в пенитенциарных учреждениях существенно, чтобы тюремные врачи руководствовались при принятии медицинских решений исключительно медицинскими критериями, а качество и эффективность их работы должны оцениваться медицинской властью.
143. Заместитель начальника управления здравоохранения, ответственный за оказание медицинских услуг в тюрьмах в Украине, пытается устанавливать новые принципы в сфере здравоохранения (например, развивая принцип конфиденциальности медицинских карточек, убеждая тюремные учреждения отказаться от практики изолирования ВИЧ-инфицированных заключенных, устанавливая руководящие принципы здравоохранения с учетом особенностей тюремного окружения).
Комитет не может не приветствовать такие усилия. Жизненно важно разработать комплексный подход к охране здоровья в тюремных учреждениях, основанный на ряде фундаментальных принципов. В этом контексте украинские власти могли бы использовать два недавних документа – первый издан Комитетом в 1993 – “Услуги здравоохранения в тюрьмах” и второй – Рекомендация Комитета Министров R (98) 7.
Комитет рекомендует, чтобы украинские власти приложили усилия по введению комплексного подхода к охране здоровья заключенных согласно приведенным выше замечаниям.

b. Персонал и учреждения
144. Бригада врачей в Харьковском СИЗО состоит из семи врачей (главный врач, три терапевта, пенолог, дерматолог-венеролог и психиатр), дантиста и рентгенолога, работающих целый день. Другие медицинские специалисты – гастроэнтеролог, гинеколог, второй психиатр, общий хирург, специальный хирург и другие – проводят регулярные консультации один раз в неделю. Заключенные в критических состояниях могут направляться в государственные больницы системы Министерства здравоохранения. Девять фельдшеров (прошедших четырехлетнее обучение) работают целый день и относятся к медико-санитарной части; на двух из них были возложены конкретные задачи: один – лаборант, другой – рентгеновский техник. Врачам и фельдшерам помогают десять медсестер (прошедших 2-3-хлетнее обучение), которые в основном отвечают за лабораторные анализы, а две из них специализируются на проведении дезинфекции. Вместе с тем, медицинская служба не имеет психолога .
145. Имеющийся состав медперсонала не может считаться достаточным для обеспечения адекватного медобслуживания СИЗО с такой большой численностью заключенных – почти 4 000 чел., с очень высоким уровнем перемещения людей, поступлением вновь арестованных и этапированных. Особенно вызывает сочувствие малое число фельдшеров и вспомогательного персонала. Делегация непосредственно убедилась в том, что медперсонала все же недостаточно, и это, несмотря на его доброжелательность и усилия, отрицательно сказывается на медицинском обслуживании.
146. Желает лучшего в Харьковском СИЗО медицинская служба и ее обеспечение инструментами. Помещения у нее довольно скромные и их не достаточно, чтобы удовлетворять потребности учреждения.
Главное здание медицинской части состоит из комнат, где проводятся консультации и экспертизы (комната рентгена, комната дантиста, лаборатория), и из тюремных камер, используемых как палаты для больных. Общий уровень гигиены является приемлемым. Однако комнаты для консультаций и экспертиз оборудованы примитивно, оборудование, хотя и устаревшее, но находится в рабочем состоянии.
Палаты для больных заключенных в этом главном здании теоретически предназначены для размещения 50 заключенных; тем не менее, во время визита в них содержались 84 заключенных. В палатах матрасы, чистые простыни и кровати, а чистота и оборудование в них лучше, чем в большинстве других частей тюрьмы; дневной свет, искусственное освещение и вентиляция адекватные. Тем не менее, режим содержания слишком строг, как для надлежащего обеспечения безопасности, так и, более того, вообще для создания достаточно здоровой окружающей обстановки.
Малая вместимость этого подразделения и большое число заключенных, страдающих разными заболеваниями (психические расстройства, венерические болезни или туберкулез), вынудили руководство создавать медицинские тюремные камеры ("медицинские изоляторы"). По всей тюрьме в таких камерах содержатся несколько сот больных заключенных. Условия в этих камерах отличаются в зависимости от корпуса. Их можно характеризовать иногда – особенно для заключенных, страдающих туберкулезом (см. пункт 155) – только как ужасные. Кроме того, расположение этих камер в разных корпусах приводит к ухудшению оказываемой им медицинской помощи и худшему обеспечению лекарствами.
147. Исходя из сделанных в пунктах 144-146 замечаний, Комитет рекомендует украинской власти:
- приложить усилия для увеличения численности медицинского персонала;
- пересмотреть средства медобслуживания и ресурсы, которыми может располагать медицинская служба, чтобы гарантировать оказание надлежащей медицинской помощи пациентам, находящимся в санитарных камерах, а также обеспечить соответствие материальных условий в них санитарно-гигиеническому уровню, который должен быть в медицинских заведениях, для чего централизовать медицинские помещения.
148. Комитет обеспокоен и обеспечением лекарствами. Делегация отметила, что в аптеке СИЗО готовится примерно 10% простых лекарств (мази, отхаркивающие средства, сиропы) и большинство капельных препаратов. Однако, асептика и общая чистота этого производства неудовлетворительны.
Делегация отметила, что запасы других необходимых лекарств, поставляемых в аптеку, ограничены; например, резервы лекарств для больных туберкулезом охватывали лишь два наименования и покрывали потребность в них на лечение в течение трех недель. Персонал медсанчасти считает главной проблемой плохое снабжение лекарствами, которых не хватает. Переговоры, проведенные с заместителем начальника управления здравоохранения в МВД показали, что эта проблема относится не только к Харьковскому СИЗО. Выяснилось, что в получении необходимых лекарств заключенные зависят в значительной степени от своих семей и от материальных ресурсов последних.
И в целом такое случайное снабжение лекарствами неудовлетворительно, а в особенности – для лечения некоторых болезней вроде туберкулеза.
Комитет рекомендует, чтобы украинские власти немедленно предприняли меры и обеспечили снабжение необходимыми лекарствами Харьковское СИЗО и, если необходимо, другие пенитенциарные учреждения.

c. Медицинский осмотр при приеме
149. Важность медицинских осмотров арестованных лиц, в особенности в учреждениях вроде Харьковского СИЗО, куда поступает новый контингент, очевидна. Такой осмотр необходим для предупреждения распространения болезней, предотвращения самоубийств и для своевременной регистрации травм.
150. В Харьковском СИЗО медицинский осмотр при приеме можно считать адекватным. Все вновь прибывающие немедленно осматриваются фельдшером или доктором. Он проводит медицинскую экспертизу, включая проверку на травмы, болезни кожи и инфекционные заболевания, одновременно с изучением медицинской истории пациента. Заключенным делается рентген и различные контрольные анализы (типа осмотра на сифилис и исследования кала, чтобы обнаружить паразитов). Заключенным группы риска также предлагается сделать другие анализы типа осмотра на СПИД и гепатит B. При осмотре таким заключенным дают информационный листок об ВИЧ-инфекции, а в их медицинской карточке отмечается, что они проинформированы о путях передачи инфекции и о средствах ее предотвращения.
Транзитные заключенные по прибытию также проходят осмотр, хотя более поверхностно, исходя из их медицинской карточки. Тем, кто имеет клинические жалобы, делают более полный медосмотр.
151. Вместе с тем неблагополучно положение с регистрации повреждений, которые обнаруживаются у поступающих по прибытию. Если такие повреждения выявляются, медицинский персонал фиксирует их в медицинской карточке заключенного, согласно пояснениям самого заключенного. Теоретически доктор может сообщить тюремному руководству о подобных случаях, поскольку может возникнуть потребность в каких-то мерах реагирования. Однако, очевидно, что внимание уделяется только серьезным повреждениям у вновь прибывших заключенных. В итоге данные носят поверхностный характер (и в медицинской карточке, и в специальном журнале медицинского осмотра) и в них не содержится ничего о сделанных заключенными заявлениях, а также отсутствуют какие-либо медицинские выводы. А транзитные заключенные медицинскую проверку такого типа вообще не проходят.
Комитет считает, что результаты обследования заключенного, имеющего признаки повреждений, независимо от того, он поступил недавно или является транзитным осужденным, должны включать:
і) сведения о сделанных лицом заявлениях медицинского характера (включая описание состояния здоровья и любые заявления о жестоком обращении);
іі) перечень объективных медицинских показателей, основанных на тщательном осмотре;
ііі) выводы врача в свете первого и второго пункта.
По требованию заключенного, врач должен выдать ему/ей справку с описанием зафиксированных повреждений.
Комитет рекомендует, чтобы украинские власти улучшили проведение медицинского осмотра при приеме в свете вышеупомянутых замечаний. Такой же подход должен соблюдаться всякий раз при медицинском обследовании заключенных после любых насильственных эпизодов в тюрьме.

d. Передающиеся болезни.
152. Заместитель начальника управления здравоохранения МВД Украины и представитель медсанчасти назвали туберкулез главной проблемой в Харьковском СИЗО. Они подчеркнули, что в последние годы заметно увеличилось число заболеваний туберкулезом, и связано это, прежде всего, с переполненностью тюрем и с плохими санитарными условиями для контроля болезни. Они заявили, что лекарства против туберкулеза, в настоящее время имеющиеся на рынке, очень дорогие, и это ограничивает доступный ассортимент. К тому же в украинских пенитенциарных учреждениях возрастает число случаев полирезистентности к лекарствам против туберкулеза (хотя в службе охраны здоровья пенитенциарной системы нет точных данных о масштабах этой тенденции). Врач медсанчасти Харьковского СИЗО оценил, что примерно у 20% заключенных обнаруживается туберкулез тяжелой формы, вызванный, в частности, устойчивостью к антибиотикам.
Комитет разделяет обеспокоенность, высказанную заместителем начальника Управления здравоохранения МВД Украины и медицинским коллективом Харьковского СИЗО. Если туберкулез не лечить, он станет угрозой для жизни. Поэтому тюремные власти, без сомнения, обязаны обеспечить принятие адекватных мер по выявлению, предотвращению и надлежащему его лечению.
153. Вновь прибывающие заключенные при медицинском осмотре проходят флюорографическое обследование, повторяемое каждые шесть месяцев (если результаты положительны, пациенты отделяются от остальной части тюремного населения и передаются под опеку фтизиатра). В Харьковском СИЗО иногда используются пробы Циля-Нильсена, но только для заключенных с положительным результатом.
Ныне широко подтверждено компетентными медицинскими кругами (см. руководящие принципы, составленные для обнаружения туберкулеза Международным Комитетом Красного Креста), что в группах с большим числом больных туберкулезом флюорографическое обследование не может быть единственным способом выявления больных инфекционным туберкулезом легких.
В такой ситуации для выявления инфекции большое значение имеют клинические признаке болезни, которые можно обнаружить при начальном медицинском осмотре – например, частый кашель, откашливание мокроты и снижение веса, а затем провести микроскопическое исследование мокроты, взятой у подозреваемых на легочный туберкулез (независимо от того, проходили ли они флюорографическое обследование). При необходимости, на первой стадии могут проводиться и другие диагностические исследования.
Ввиду высокого риска заражения во время содержания в учреждениях милиции (где условия очень благоприятны инфекции, передающейся по воздуху), желательно проходить медосмотр на наличие туберкулеза и на начальных стадиях лишения свободы. Особую важность имеет тесное сотрудничество в этой области с Министерством здравоохранения.
Комитет рекомендует украинским властям пересмотреть методы обследования заключенных на наличие туберкулеза, принимая во внимание вышеупомянутые замечания и опираясь на международные принципы по контролю и борьбе с туберкулезом.
154. Очевидно, что устойчивые формы туберкулеза являются особой причиной для беспокойства об охране здоровья. Поэтому необходимо как можно скорее провести глубокие исследования и в Харьковском СИЗО и, если необходимо, в других учреждениях исполнения наказаний Украины, чтобы установить уровень серьезности проблемы. Если существование таких форм туберкулеза подтвердится, должны быть приняты безотлагательные меры по борьбе с эпидемией болезни среди заключенных и тюремного персонала. При этом можно воспользоваться руководящими принципами, составленными Международным Комитетом Красного Креста.
Комитет рекомендует, чтобы в свете сказанного были приняты необходимые меры.
155. Комитет серьезно обеспокоен состоянием медицинского обслуживания на всех уровнях больных туберкулезом в Харьковском СИЗО.
Во-первых, как уже выше упомянуто в пункте 148, не всегда обеспечено снабжение противотуберкулезными лекарствами.
Во-вторых, делегация отмечает недостаточный контроль лечения, что приводит к частому несоблюдению заключенными назначенного лечения, жалобами на побочные эффекты от лекарств (например, боли в печени). Специалист по медицине в составе делегации обнаружил, что лекарства назначают без одновременного назначения витаминов, которые обычно сопровождают принятие таких лекарств против туберкулеза. К тому же лекарства выдаются фельдшером в камеры в коробке через окошко в двери камеры, при этом их прием непосредственно не контролируется. Персонал медсанчасти подтверждает, что при существующих обстоятельствах – размещении пациентов в разных блоках СИЗО, нехватке персонала – проконтролировать принятие лекарств тяжело.
В-третьих, представляется хаотичным и размещение пациентов в пределах учреждения в зависимости от стадии болезни. В этой связи следует специально упомянуть о пациентах камеры № 64 в здании № 2, где содержалось 44 пациента, как больные с различными стадиями болезни, так и те, чей диагноз еще не был подтвержден.
В-четвертых, условия содержания пациентов неприемлемые, особенно возможности для поддержания личной гигиены (которые аналогичны условиям для остального тюремного населения). В упомянутой тюремной камере № 64 сорок четыре пациента содержатся вместе в переполненном, антисанитарном и плохо проветриваемом помещении размером 56 м2, другими словами, в условиях, которые содействуют развитию болезни. Воздействие этих факторов в такой ситуации не только не гуманно, но и влечет риск инфекции. Условия в тюремной камере № 64, на наш взгляд, являются формой жестокого обращения.
156. Комитет рекомендует, чтобы украинские власти приняли необходимые меры и обеспечили в Харьковском СИЗО:
- надлежащий уровень гигиены и вентиляции в камерах для больных туберкулезом, отдав приоритет камере № 64. Следует побеспокоиться и о том, чтобы такие заключенные имели возможность поддерживать личную гигиену, адекватную состоянию их здоровья;
- размещение заключенных, страдающих туберкулезом – независимо от категории – основывать на строгих диагностических критериях;
- надлежащий порядок раздачи и контроль приема противотуберкулезных лекарств.
По поводу снабжения противотуберкулезными лекарствами, Комитет ссылается на рекомендации, уже сделанные в пункте 148.

e. Питание
157. Делегация слышала много жалоб от заключенных в Харьковском СИЗО на плохое питание (особенно это касается продуктов животного происхождения – мяса, масла и т.п.). Правда, подчеркивалось, что за несколько дней до визита питание несколько улучшилось, появились масло и сахар. Заключенные полагаются в значительной мере на передачи, принесенные им посетителями. Шесть вариантов используемых норм калорийности основаны на старом приказе МВД, и они не обновлялись (от 2,726 калл. в день для арестованных под следствием до 3,062 – для тех, кто отбывает наказание; для туберкулезных пациентов эта ежедневная норма поднята до 3,144 калл. и для беременных женщин и кормящих матерей – до 3,284 калл.). Еженедельные меню, составляемое диетологом для главного повара, содержит требования по калориям, содержанию жиров и углеводов в граммах на человека для каждого продукта (например, для осужденных установлена норма – 80 гр. мяса на человека в день).
Однако из бесед с персоналом, ответственным за питание, стало ясно, что, несмотря на их усилия, они не могут соблюдать эти нормы. Они считают, что это отчасти результат финансовых трудностей учреждения. Проверка медицинским членом делегации запасов продовольствия и приготовления пищи подтвердило это положение дел. Проверка показала, что из 380 кг. мяса, положенного в этот день для 3 760 заключенных, можно использовать лишь 130 кг (то есть 34,57 гр. на человека).
158. Санитарные условия, в которых готовится пища на кухнях, оставляют желать лучшего. То же касается и мест хранения продовольствия: холодильная камера и морозильники не оборудованы температурными регуляторами, а там, где был один, он не работал. Некоторые из крюков для мяса ржавые и нет никакой возможности проверить срок годности на банках. Такое положение для здоровья неприемлемо.
159. Комитет рекомендует украинской власти:
- немедленно обеспечить четкое соблюдение различных норм, установленных для ежедневного рациона;
- обеспечить приготовление пищи в нормальных санитарных условиях;
- ликвидировать недостатки в порядке хранения продовольствия (особенно это касается продуктов, хранящихся в морозильниках, а также контроля срока годности консервированных продуктов).

3. Другие вопросы, относящиеся к мандату Комитета
а. Персонал учреждений
160. Комитет подчеркивает большое значение, которое он придает вопросам подбора и подготовки персонала учреждений. Нет ничего лучшего для предупреждения жестокого обращения с заключенными, чем надлежащим образом подготовленный и укомплектованный тюремный персонал, который знает, как вести себя в отношениях с ними. В этом смысле развитые навыки межличностных контактов являются важной частью поведения персонала. Такие умения часто помогают управлять ситуациями, которые могли бы перейти в насилие. В целом они помогают снизить напряжение и улучшить условия жизни в тюрьме к пользе всех, кого это касается. В этой связи следует подчеркнуть, что развитие хороших отношений между персоналом и заключенными не только снижает риск жестокого обращения, но и усиливает контроль и безопасность.
161. Визит делегации и опрос заключенных показали, что за последние годы отношение персонала к заключенным в целом изменилось в положительную сторону. Однако наблюдения делегации в Харьковском СИЗО свидетельствуют о том, что в этой сфере многое следует улучшить. В частности, нет никаких требований к персоналу, обязывающих его вступать в конструктивный диалог с заключенными. Персонал учреждения избрал воинственное отношение к заключенным и свел прямые контакты с ними к минимуму. Вместе с тем, следует отметить, что женский персонал, который работает, в основном, с женщинами и подростками, более склонен к общению с заключенными. Создалось впечатление, что диалог персонала с заключенными заменен системой, когда в каждой камере назначается «дежурный» (согласно действующей инструкции), который и сообщает персоналу о различных проблемах. В результате работа персонала сводится к открыванию и закрыванию дверей камеры и к наблюдению за перемещением заключенных. Лишь персонал, ответственный за социальную работу (всего 13 человек на все учреждение), старается установить более личные контакты с осужденными.
162. Как раз во время визита проводилась подготовка персонала на месте. Персонал Харьковского СИЗО должен пройти одногодичный испытательный срок, а затем обучение в Днепропетровской специальной школе МВД Украины. Учебный курс сконцентрирован на изучении инструкций и директив МВД и боевой подготовке (например, методы сдерживания, пользования оружием, гражданской обороны и т.п.).
Комитет знает, что украинские власти сейчас стараются разрабатывать программы подготовки персонала, в том числе и в рамках совместной программы Европейской Комиссии и Совета Европы содействия реформированию пенитенциарной системы, которая включает учебные курсы в странах Европы.
Комитет рекомендует отдавать приоритет начальному и профессиональному обучению персонала учреждений всех уровней. Во время такого обучения особый акцент должен делаться на изучение и развитие навыков межличностного общения. Создание позитивных взаимоотношений с заключенными персоналу учреждений следует рассматривать как определяющую черту их профессии.

b. Поддержание дисциплины и изоляция
163. Дисциплина в следственных изоляторах регулируется статьей 14 "Закона о предварительном заключении" и пунктом 17 Правил поведения задержанных и осужденных лиц в местах предварительного заключения. Самой суровой дисциплинарной санкцией является помещение взрослых заключенных в карцер до 10 дней (для работающих осужденных до 15 дней) и до 5 дней для несовершеннолетних .
Начальник тюрьмы определяет меру дисциплинарного взыскания после рассмотрения письменного объяснения заключенного. Однако начальник Харьковского СИЗО указывал, что в случае совершения очень тяжелого дисциплинарного проступка он сам беседует с заключенным. О наложенном взыскании заключенный уведомляется.
По мнению Комитета, дисциплинарные процедуры должны обеспечивать, чтобы заключенный был выслушан во всех случаях по поводу проступка, как предполагается, им совершенного. Комитет рекомендует, чтобы украинские органы обеспечивали именно такой порядок. При необходимости, следует внести изменения в соответствующие нормы и инструкции. Комитет желает знать, имеют ли заключенные право обжаловать наложенные санкции, в том числе и в вышестоящие органы.
164. Условия содержания в карцере Харьковского СИЗО неприемлемые. Камеры очень маленькие (3.8 м2), в них нет дневного света. Заключенные в карцерах (за исключением женщин и несовершеннолетних) на ночь не получают ни матраса, ни простыни. Более того, за исключением несовершеннолетних, им не разрешаются прогулки на свежем воздухе. Можно считать нормальными только электрическое освещение и вентиляцию.
Комитет рекомендует украинским властям срочно предпринять надлежащие меры для обеспечения всех заключенных, которые находятся в карцерах:
- матрасом и простыней на ночь;
- одночасовой прогулкой на свежем воздухе.
Рекомендуется предпринять меры по обеспечению всем заключенным возможности читать.
Также Комитет рекомендует, чтобы украинские власти увеличили площадь карцеров в Харьковском СИЗО и обеспечили доступ дневного света.
165. Комитет отмечает, что статья 8 "Закона о предварительном заключении" позволяет одиночное содержание заключенных по разным причинам, в частности, для сохранения тайны следствия или предупреждения совершения других преступлений, по решению органа, ведущего следствие или рассматривающего дело, или начальника учреждения.
Комитет желает получить подробную информацию о длительности возможной изоляции, о существующих процессуальных гарантиях (например, осведомлены ли заключенные, размещенные в изоляторах, о причинах принятых в отношении них мер? Разрешено ли им представлять свое мнение? Могут ли они обжаловать меру наказания в другом органе?).

c. контакты с внешним миром
166. Для заключенных очень важно поддерживать хорошие контакты с внешним миром. Заключенные должны иметь возможность сохранять отношения со своими семьями и близкими друзьями, в частности, со своими женами или партнерами и детьми. Поддержание таких отношений является очень важным для всех, кого это касается, особенно в контексте социальной реабилитации заключенных. Руководящим принципом должно быть содействие контактам с внешним миром; любые ограничения таких контактов должны обуславливаться только очевидными соображениями безопасности и техническими возможностями. Этот дух лежит в основе ряда рекомендаций Европейских тюремных правил 1987 года, в частности, в Правиле 43 (пункт 1) и в Правиле 65.
167. Согласно "Закону о предварительном заключении" и Правилам поведения задержанных и осужденных лиц в местах предварительного заключения, посещение арестованных и задержанных лиц родственниками и друзьями разрешается компетентным органом (дознавателем, следственным органом или судом, рассматривающем дело). Свидания длятся от одного до двух часов в месяц. Адвокат может встречаться с осужденными в любое время в период пребывания заключенного в местах предварительного заключения, без ограничения длительности встреч, если сам заключенный или компетентный орган в письменной форме подтверждает назначение адвоката задержанного. Те же самые правила применяются к переписке. Следует отметить, что делегация встречалась в Харьковском СИЗО со многими задержанными, кому в течение длительного времени не разрешали встречаться с родственниками и друзьями, и им не разрешали переписку.
Работающие осужденные могут в течение года получить 24 свидания длительностью 4 часа. Права иных заключенных зависят от правил, применяемых к ним в учреждениях для осужденных, и от режима пребывания, определяемого судом, поэтому делегация не смогла составить четкое представление о всех нюансах в данном вопросе. Переписка не ограничивается после вынесения приговора (исключение – приговоренные к смертной казни, см. пункт 137).
168. Комитет понимает, что иногда в интересах правосудия, возможно, следует ограничивать свидания с отдельными заключенными, содержащимися в СИЗО. Но эти ограничения должны быть строго аргументированы потребностями дела и должны применяться, по возможности, самое короткое время. Свидания лица, находящегося в СИЗО, со своей семьей не должны запрещаться на длительное время ни по каким причинам. Если существует риск тайного сговора, лучше всего разрешить встречи, но под строгим надзором. Этот подход должен касаться и переписки с родственниками.
Комитет рекомендует пересмотреть в свете вышеуказанных замечаний предоставление лицам, находящимся в предварительном заключении, свиданий и переписки. Комитет желает получить детальную информацию о праве на свидания с заключенными (их частота, длительность), за исключением тех, кто работают в обслуге в СИЗО. Комитет желает знать, обеспечена ли конфиденциальность переписки заключенных (задержанных и осужденных) с их адвокатами.
169. В Харьковском СИЗО свидания проходят в восьми узких кабинках, оборудованных стеклянными перегородками. Все свидания с задержанными лицам и все свидания с осужденными, включая тех, кто работает, проходят, как правило, в таких кабинках. Во время визита проводились работы по расширению помещения для свиданий до 12 кабинок и нескольких комнат (последние предназначены для работающих осужденных, чтобы им обеспечить свидания в более открытых условиях).
Комитет прекрасно понимает, что в некоторых случаях свидания следует предоставлять в закрытых кабинках; Комитет все же предлагает украинским властям пересмотреть условия, в которых проходят свидания, чтобы предоставлять, по возможности, не только работающим осужденным, но и лицам, содержащимся в СИЗО, получать свидания в относительно открытых условиях.

d. жалобы и процедуры инспектирования
170. Эффективный порядок обжалования и проверок по жалобам являются основными гарантиями против жестокого обращения с заключенными в местах лишения свободы. Заключенные должны иметь право на обжалование, как в пределах пенитенциарной системы, так и вне ее границ, и иметь право конфиденциального обращения к соответствующим органам.
171. Лицо, содержащееся в следственном изоляторе, может жаловаться начальнику тюрьмы и имеет право конфиденциального обращения к прокурору. Комитет предлагает украинским органам включить в перечень инстанций, с которыми заключенные могут общаться на конфиденциальной основе, и Президента Комитета по предупреждению пыток.
172. Инспектирование следственных изоляторов является компетенцией прокурора, от которого требуется осуществление надзора за соблюдением законности в этих учреждениях. Согласно информации, полученной делегацией, эти инспекции проводятся раз в месяц, после чего составляется отчет. Представители Генеральной Прокуратуры Украины отмечали, что прокуроры, инспектирующие тюрьмы, имеют право посещать места задержания, инспектировать условия пребывания там заключенных, контролировать применение дисциплинарных мер, а также соблюдение законодательства и инструкций. В этом контексте Комитет желает получить копии отчетов, составленных прокурорами, инспектировавшими Харьковский СИЗО в июне-октябре 1998 года.

е. места приема/пересылки и комнаты ожидания
173. Делегация Комитета очень обеспокоена ситуацией в комнате приема/пересылки в приемном отделении Харьковского СИЗО. В ряде камер делегация зафиксировала недопустимый уровень переполненности, даже если это длится всего несколько часов. Например, в камере размером 8 м2 стоя ждали распределения 12 мужчин и несовершеннолетних; подобная ситуация наблюдалась в женской камере ожидания площадью 16 м2, где скопилось 30 заключенных. Эти камеры были переполнены так, что заключенные даже не могли сидеть. Следует отметить, что при этом рядом несколько камер пустовали.
По общему признанию, персоналу приходится импровизировать в этих сложных условиях, когда оформление столь большого числа поступающих и пересыльных является не простой задачей. Тем не менее, ситуации, описанные выше, являются неприемлемым обращением с лицами, лишенными свободы. Комитет предлагает украинским властям пересмотреть как можно скорее условия, в которых заключенные ожидают размещения и перераспределения в приемном отделении.
174. Во втором здании делегация обнаружила две чрезвычайно маленькие комнатушки (1 м2), в которых было очень темно. Только из-за их размера (не упоминая недостаток освещения) эти комнатушки совсем непригодны для размещения в них человека на любой отрезок времени. Комитет рекомендует немедленно их изъять и не использовать для размещения заключенных.

В. УЧРЕЖДЕНИЯ СЛУЖБЫ БЕЗОПАСНОСТИ УКРАИНЫ

175. Делегация Комитета посетила одно из пяти учреждений предварительного заключения СБУ Украины, а именно СИЗО в Киеве, который рассчитан на 120 мест и размещается в доме, построенном 20 лет тому назад. Во время визита там содержалось только 35 человек, поэтому многие камеры были свободны. Большинство заключенных ожидали судебного разбирательства за преступления, расследование которых отнесено к компетенции Службы безопасности, или за преступления со многими эпизодами, расследование которых является компетенцией прокуратуры или органов следствия МВД. Шесть осужденных выполняли хозработы в СИЗО, а два других ожидали пересылки.
Хотя обычно срок пребывания в СИЗО составляет 4-5 месяцев, тем не менее, трое заключенных находились там значительно дольше: один – с декабря 1994 года, а другие два – с октября 1996 года.
176. Делегация не услышала никаких сетований на жестокое обращение персонала с лицами, содержащимися в СИЗО, и не нашла никаких доказательств такого обращения. Делегация отмечает, что отношения заключенных с персоналом, в целом, удовлетворительные.
177. Необходимо сразу подчеркнуть, что бытовые условия пребывания очень отличаются от тех, которые наблюдались в большинстве других мест задержания, посещенных в Украине.
Заключенные размещены в камерах приемлемых размеров: по два человека в камерах 10 м2 и по три – в камерах 14 м2. Во всех камерах имеется доступ к дневному свету, однако он все же ограничивается снаружи, наполовину затемняя помещение. Электрическое освещение и вентиляция отвечают нормам.
Оборудование камеры можно назвать приемлемым. В камерах на кроватях есть постельное белье, они чистые и в хорошем состоянии, а заключенные даже имеют радио и телевизоры. В камерах есть туалет и умывальник. Но, к сожалению, туалеты не отделены, а это значит, что заключенные вынуждены справлять свои естественные потребности на глазах других заключенных. Комитет уже подвергал критике такое положение дел.
Санитарное и техническое состояние оборудования в камерах удовлетворительные. Следует отметить, что в отличие от положения в большинстве других мест, которые посетила делегация, заключенные, не имеющие финансовых ресурсов, обеспечиваются основными предметами личной гигиены. Более того, заключенные могут раз в неделю принимать душ.
178. Комитет с удовлетворением отмечает положительные моменты в бытовых условиях учреждений, обнаруженные делегацией во время визита. Несмотря на это, Комитет рекомендует украинским органам:
- улучшить доступ дневного света в камеры (например, удалив внешние металлические жалюзи);
- найти способ ограждения туалетов в камерах.
179. С прогулками на свежем воздухе ситуация менее удовлетворительная. По общему признанию, всем заключенным разрешены ежедневно одночасовые прогулки. Тем не менее, восемь площадок для прогулок площадью 13 м2 каждая не достаточны для того, чтобы выполнять физические упражнения.
Комитет рекомендует, чтобы украинские власти пересмотрели размеры площадок для прогулок на свежем воздухе. Например, несколько площадок можно было бы объединить, тем самым, увеличив их площадь. А большие площадки можно использовать для прогулок и спортивных занятий.
180. С активной деятельностью ситуация подобна той, которая наблюдалась в СИЗО в Харькове. Заключенные, кроме работающих осужденных, не имеют никакой деятельности вне камер, кроме ежедневных прогулок на свежем воздухе. Деятельность внутри камер включает чтение (СИЗО имеет библиотеку), просмотр телепередач и прослушание радио.
В это связи Комитет желает еще раз повторить, что заключенные должны принимать участие в программах различных содержательных мероприятий (общение/укрепление здоровья, работа, желательно с профессиональным уклоном), чтобы заключенные проводили значительную часть дня (например, не менее 8 часов) за пределами камер. Это имеет большое значение для лишенных свободы на месяцы, даже на годы, как это наблюдалось в СИЗО Службы безопасности в Киеве. Комитет рекомендует предпринять такие меры.
181. Медицинскую помощь оказывают терапевт и фельдшер, оба работают целый день. Учитывая число заключенных на момент визита, обеспечение медицинскими кадрами приемлемое. Помещения службы здравоохранения сравнительно хорошо оборудованы и довольно чистые. Аптека в учреждении во время визита была хорошо обеспечена медикаментами.
182. Все заключенные при поступлении проходят медицинское обследование, которое можно признать надлежащим. Следует подчеркнуть, что на этом этапе при выявлении любых следов от побоев и т.п. составляется медицинский рапорт, он подписывается заключенным, который может получить его копию по своей просьбе либо по просьбе адвоката и с разрешения прокурора. В этом контексте Комитет рекомендует предпринять меры, обеспечивающие, чтобы этот аспект медицинского обследования при поступлении соответствовал требованиям, изложенным в пункте 151.
183. Пребывая под стражей, заключенные могут обратиться с просьбой провести медицинское обследование, которое, как правило, проводят в тот же день. Осмотры специалистов и стоматолога проводятся по необходимости, в неотложных случаях больной немедленно перевозится в ближайшую гражданскую или тюремную больницу или поликлинику Службы безопасности. Делегация не услышала жалоб по поводу оказания медпомощи, за исключением того, что предоставление несрочной медпомощи занимает очень много времени, поскольку требуется в каждом конкретном случае получить согласие компетентного органа, в чьем производстве находится дело. Комитет желает получить комментарии от украинских органов власти по этому вопросу.
184. К заключенным могут применяться дисциплинарные санкции, опирающиеся на те же нормы, что и описанные в пункте 163. В связи с этим рекомендация и запрос об информации, сделанные Комитетом в пункте 163 по поводу гарантий заключенным, к которым приняты дисциплинарные санкции, следует отнести и к данному случаю.
В СИЗО Службы безопасности есть одна камера (штрафной изолятор), которая используется для дисциплинарных санкций, она приемлемого размера (около 7 м2), надлежащим образом оборудована (с деревянной полкой, столом и стулом). Комитет рекомендует, чтобы украинские власти обеспечили доступ дневного света в дисциплинарную камеру. Комитет желает знать, предоставляется ли заключенным, которых размещают в штрафных изоляторах, матрас и одеяло на ночь, имеют ли они право читать и гарантируются ли им прогулки на свежем воздухе.
185. Следует отметить, что рядом с камерой штрафного изолятора делегация увидела камеру, обитую войлоком, размером около 11 м2, камера полностью темная, пустая и без вентиляции. Комитет рекомендует, чтобы такие сомнительные камеры в стране не использовались.
186. Согласно информации руководства СИЗО, данная камера используются редко. Однако, просмотрев журнал записей использования камеры, делегация не смогла проверить частоту ее использования. Комитет рекомендует, чтобы этот пробел был восполнен.
187. Правовые нормы, регулирующие контакты с внешним миром задержанных и осужденных заключенных, содержащихся в СИЗО Службы безопасности, идентичны описанным в пункте 167. Поэтому рекомендации и просьба об информации, сделанные в пункте 168, применимы и тут, с соответствующими изменениями.
Заслуживает внимания то, что работающим осужденным разрешается звонить по телефону своей семье и/или своим близким друзьям дважды или трижды в месяц. Весьма желательно такие же возможности предоставить заключенным вообще по всей Украине, включая тех, кто находятся в следственных изоляторах.
188. Делегация видела в СИЗО также несколько камер для ожидания размером 0.68 м2 и 1 м2. Как уже упоминалось в докладе (пункт 174), сам размер таких камер делает их непригодными для содержания людей в течение любого времени. Комитет рекомендует, чтобы их изъяли из пользования.
189. Во время визита в Киевский СИЗО Службы безопасности Украины делегация видела фургон для перевозки заключенных и задержанных. Это транспортное средство имеет три блока с лавками. Электрическое освещение в них очень слабое, вентиляция отсутствует. Один из блоков очень мал (0,50 м2). Как сообщил персонал, работающий на фургоне, это транспортное средство используется лишь для перевозки по городу. Но делегация слышала заявления от заключенных, что эти фургоны использовались и для перевозки на более длинные расстояния.
Комитет желает получить копии любых инструкций, содержащих характеристики транспортных средств, используемых для перевозки заключенных. Комитет рекомендует, чтобы украинские власти улучшили освещение и вентиляцию в фургонах для перевозки заключенных и прекратили размещать заключенных в помещениях размерами 0,5 м2.

Г. ПСИХИАТРИЧЕСКИЕ УЧРЕЖДЕНИЯ
1. Вступление.
190. Делегация Комитета посетила Государственную психиатрическую больницу усиленного режима в Днепропетровске и Киевский городской центр судебно-психиатрической экспертизы.
Делегация имела общую беседу по организации психиатрии в Украине в Научно-исследовательском институте социальной и судебной психиатрии в Киеве. Во время обсуждения делались ссылки на проект Закона о психиатрической помощи, который представлен на рассмотрение в Парламент Украины. Комитет был бы весьма признателен за информацию о проекте Закона.
191. Государственная психиатрическая больница усиленного режима в Днепропетровске размещена в одном из центральных жилых районов города. Здание построено в 1912 году и предназначалось для размещения заключенных, потом учреждение было перепрофилировано в больницу. С 1988 года больница подчиняется Министерству здравоохранения. Она обслуживает три категории психически больных пациентов: лиц, не подлежащих осуждению, лиц, находящихся под следствием, заболевших психически после совершения преступления, но до вынесения приговора, и осужденных лиц, которые требуют психиатрического лечения. Исходя из состояния психического здоровья и тяжести преступления, лица, которые подлежат госпитализации в эту больницу, считаются частично опасными и требуют режима усиленного надзора. Больница является единственным учреждением такого типа в Украине.
На момент визита больница была рассчитана на 1 040 мест, которые были распределены в 13 отделениях (9 для мужчин, 2 – для женщин, 1 – для больных туберкулезом, 1 – для пациентов с соматическими болезнями). 16 февраля 1998 года в больнице находилось 907 пациентов, 68 из них были женщины.
В больнице содержалось 57 пациентов не граждан Украины .
Делегации сообщили, что в 1997 году было подписано соглашение между Украиной и другими странами СНГ, которое предусматривает передачу пациентов в свои государства. Тем не менее, организационные и финансовые проблемы, очевидно, воспрепятствовали этому. Комитет хотел бы получить комментарии украинских властей по этому вопросу.
192. Киевский городской центр судебно-психиатрической экспертизы расположен в Киевском психоневрологическом диспансере № 1, где он занимает здание с оградой по периметру. С 1 января 1998 года Центр функционирует как независимый юридический субъект, который подчиняется Киевскому городскому отделу здравоохранения. Центр проводит судебную психиатрическую экспертизу лиц, направленных следователем, прокурором или судом, для определения их уголовной ответственности. Большинство экспертиз выполняются амбулаторно. В случаях, когда диагноз определить сложно, пациент обследуется в стационаре. Такие лица направляются в Центр сначала на 30 дней, а в сложных случаях, требующих более длительного обследования, оно продлевается еще на 30 дней.
Во время посещения делегации в Центре проводилась реконструкция, отчего его вместимость снизилась на 60 мест. В день визита 16 мужчин были в стационаре (женщины, которые требовали судебной психиатрической экспертизы, содержались в общих психиатрических палатах где-то в другом месте).

2. Жестокое обращение
193. Делегация Комитета не слышала заявлений об умышленном жестоком обращении с пациентами со стороны работающего персонала и не собрала каких-либо доказательств такового. Не было никаких сообщений о жестоком обращении с пациентами и со стороны медицинского персонала государственной Днепропетровской психиатрической больницы усиленного режима.
В то же время некоторые пациенты Днепропетровской больницы жаловались на жестокое обращение со стороны "контролеров" – работников МВД, ответственных за порядок и безопасность в палатах и за охрану больницы .
Отдельные пациенты жаловались на грубость во время проверки их палат на наличие запрещенных предметов. Жаловались и пациенты, которых обыскивали "контролеры", что могло происходить в случаях, когда пациент был возбужден или агрессивен и его следовало усмирять перед введением седативных препаратов. Следует отметить, что кое-кто из медицинского персонала выражал тревогу вообще по поводу отношения "контролеров" к пациентам, которых те считают скорее "преступниками", чем психически больными людьми.
Комитет рекомендует пояснить персоналу Министерства внутренних дел, несущему охрану в Днепропетровской психиатрической больнице усиленного режима, а также в других психиатрических больницах в Украине, что жестокое обращение с пациентами не приемлемо и будет сурово наказываться.
194. Работа с психически больными является всегда трудным делом для всех категорий персонала. Помня о том, что работа с такими пациентами требует самоотдачи, чрезвычайно важно, чтобы персонал, несущий охрану в больнице, подбирался тщательно и проходил специальную подготовку и специальные курсы на месте перед тем, как будет допущен к исполнению своих обязанностей. В дальнейшем его деятельность должна тщательно контролироваться квалифицированным медицинским персоналом.
Комитет считает, что существующее положение в Днепропетровской больнице не отвечает указанным требованиям. Комитет рекомендует, чтобы украинские власти рассмотрели возможность проведения Министерством здравоохранения специальной подготовки сотрудников охраны, работающих в психиатрических учреждениях, и подчинения их заведующему больницей.
195. Следует добавить, что отношения между медицинским персоналом и пациентами в Днепропетровской психиатрической больнице усиленного режима в целом показались хорошими. Комитет подчеркивает, что руководство и персонал стремятся улучшать условия в учреждении и заботятся о пациентах, и такой подход наблюдается у подавляющего большинства медицинского персонала больницы. Все это заслуживает тем более внимания, потому что больница располагает незначительными ресурсами, и есть трудности, связанные с проводимой в ней реконструкцией (см. пункт 199).
196. Чтобы Комитет мог составить впечатление о ситуации в масштабах всей страны, он желает получить следующую информацию за 1997- 1998 годы:
- число жалоб на жестокое обращение медицинского персонала и персонала охраны в психиатрических учреждениях в Украине;
- число примененных санкций по жалобам на жестокое обращение персонала.




3. Государственная Днепропетровская психиатрическая
больница усиленного режима
197. Комитет обратил внимание, что в Приказе № 225 1988 года о "Временной ситуации в психиатрической больнице усиленного режима" сказано, что "для размещения, режима и надзора за пациентами в психиатрической больнице должны создаваться условия, которые оказывают положительное влияние на содержание пациентов и на социальную и профессиональную реабилитацию. При этом их личное достоинство не унижается и не ограничивается их независимость и инициатива" (Раздел 23). По наблюдениям делегации во время визита создается впечатление, что, несмотря на попытки руководства и персонала больницы выполнять это требование, многое еще необходимо улучшить.

а. условия проживания пациентов
198. Персонал и пациенты, с которыми общалась делегация, подчеркивали, что ощутимые положительные изменения произошли в учреждении после назначения нового заведующего больницей, состоявшегося за полтора года до визита Комитета. Это включает улучшение питания, обеспечение новыми кроватями и постелью, постоянным снабжением средствами для лечения. Наблюдения делегации подтверждают эти позитивные аспекты условий в больнице.
199. Во время визита больницу реконструировали, переносилась отопительная система, канализация и электрическая проводка. Несмотря на масштабные ремонтные работы, учреждение работало на полную мощность, пациенты оставались в палатах, где проводился ремонт. Видимо, это создавало серьезные неудобства как для пациентов, так и для персонала (см. пункт 202). Комитет просит проинформировать его, закончилась ли эта реконструкция.
200. Несмотря на усилия руководства больницы улучшить бытовые условия проживания пациентов, они все еще оставляют желать лучшего.
Пациенты проживают в двух зданиях: большом четырехэтажном, состоящем из двух крыльев на 11 палат, и меньшем – на две палаты. Второе здание частично используется больницей, а три этажа арендует МВД и там размещается медицинская часть соседнего СИЗО. Это соглашение ограничивает попытки руководства больницы снизить перенаселенность, существующую в палатах, недавно занятых учреждением.
Палаты отличаются вместительностью: в некоторых содержится 120-140 пациентов (например, общие мужские палаты №№ 2,4,5), тогда как другие рассчитаны на 30-40 человек (женские палаты №№ 9 и 12, палата № 10 для больных туберкулезом, палата № 13 для хронических больных). В больших палатах пациенты содержатся в больших общих спальнях. Делегация видела, что в общей спальне размером 28 м2 содержалось до 14 пациентов, а в спальне размером 48 м2 размещается до 20 пациентов. Такой высокий уровень переполненности неблагоприятен для терапевтического окружения. Ситуация ухудшается еще и тем, что большинство пациентов вынуждены проводить большую часть дня в спальнях (см. также пункты 206-208).
Несколько лучше ситуация, хотя и все еще далекая от идеальной, в меньших палатах, предназначенных для содержания нескольких пациентов. Например, спальни размером 15 м2 – для 5 пациентов, спальни 20 м2 – для 7 пациентов, и размером 36 м2 для 11 пациентов.
201. Во всех спальнях достаточный уровень дневного и электрического освещения и вентиляции. Помещения в целом чистые, в них поддерживается порядок, который, если учесть проведение реконструкции, производит большое впечатление. Постельное белье и одежда пациентов чистые, хотя иногда и изношенные.
В палатах обстановка скромная и общего пользования. Из мебели в спальнях, как правило, преобладают кровати, которые часто установлены так близко одна от другой, что бывает сложно пройти между ними. Стены голые, и на глаза попались только несколько предметов личного пользования. Из-за отсутствия замков такие вещи держатся под подушкой или в кроватях. В связи с этим следует подчеркнуть, что невозможность обеспечить пациентов закрытым местом для хранения личных вещей может повлиять на их чувство безопасности и автономии.
В женских палатах обстановка менее аскетичная и выигрывает за счет некоторого убранства. Женщинам разрешается держать большее число личных вещей (собственную одежду и косметику). Наличие растений в одной из мужских палат (№ 4) тоже создавало благоприятную обстановку.
202. Каждая палата имеет санитарный узел – ряд умывальников и унитазов. Однако во время визита туалетами и умывальниками во многих палатах не пользовались из-за ремонта, и пациенты вынуждены были пользоваться ведрами. В тех палатах, где ремонт еще не начался, санитарные узлы были в плачевном состоянии.
Больные пользуются ванной раз в неделю и получают сменное постельное и нательное белье каждые десять дней. Пациенты получают государственное пособие и могут покупать личные предметы гигиены.
203. Во время пребывания в больнице большинство пациентов носят пижамы, а на время прогулок на свежем воздухе получают серые форменные пальто. В связи с этим важно подчеркнуть, что практика регулярного облачения пациентов в пижамы не благоприятна для поддержания их индивидуальности и самоуважения; индивидуализация одежды должна быть частью процесса лечения.
204. Для выполнения требований Приказа № 225 1988 года, Комитет рекомендует предпринимать дальнейшие шаги для улучшения бытовых условий в палатах больницы, ссылаясь на свои замечания, сделанные в пунктах 200-202. Главной целью должно стать обеспечение положительного терапевтического окружения для пациентов. Это касается, прежде всего, обеспечения пациента достаточной площадью. Необходимо приложить усилия для создания пациентам окружения, более близкого по духу и предусматривающего уединение. Их следует, в частности, обеспечить закрытой территорией и разрешить достаточное число личных вещей. Должны быть сделаны шаги и для индивидуализации одежды пациентов.
Комитет рекомендует украинским властям рассмотреть возможность модификации палат-общежитий, виденных в больнице, поскольку такие условия едва ли совместимы с нормами современной психиатрии. Размещение больных малыми группами является решающим фактором в поддержании/восстановлении их достоинства. Рекомендуемый подход к размещению благоприятен и при помещении пациентов определенных категорий для терапевтических целей.

b. Лечение
205. Согласно упомянутому Приказу № 225 1988 года "каждому пациенту гарантируется надлежащее медицинское обследование физического, неврологического и соматического состояния и, в зависимости от его болезней, все современные методы лечения и социальная и трудовая реабилитация".
Во время визита эта цель была далека от выполнения. Лечение больных ограничивалось фармакотерапией. Несколько пациентов продемонстрировали следы такого лечения. Позитивно то, что нет никаких проблем со средствами лечения.
206. Руководство больницы и врачи, которые разговаривали с делегацией, делали акцент на важности трудовой терапии как части реабилитационного процесса. В больнице три мастерские (для шитья, изготовления коробов и для сбора элекроигрушек), которые обеспечивают работой до 40% пациентов. Однако вследствие экономического кризиса и уменьшения спроса мастерские не используются. Альтернативой для профессиональной терапии, которой охвачено небольшое число пациентов в каждой палате, является простейшая деятельность – мытье полов в спальнях и коридорах, раздача пищи и замена постельного белья. Проходящая реконструкция помещений тоже используется как источник работы для части пациентов.
Психотерапия ограничивается тем, что лишь небольшое число пациентов – всего 10 на момент визита – готовившихся в скором времени покинуть больницу, посещали "так называемые психокоррекционные" курсы, которые проводило три психотерапевта медико-социального центра.
В больнице есть библиотека (5000 книг), для каждой палаты есть комната отдыха с телевизором (к сожалению, последние в нескольких палатах на момент визита были неисправными). Все палаты оборудованы радиоточками.
207. Пациентам ежедневно предоставляются прогулки на свежем воздухе, хотя условия, в которых они происходят, явно неудовлетворительные. Две пустые площадки выглядят как клетки и вызывают гнетущее чувство. Делегация отметила, что они могут быть во время прогулок переполнены и возможности пациентов физически позаниматься весьма ограничены.
208. В заключение следует отметить, что психико-социальное и реабилитационное лечение пациентов в больнице слишком недостаточно. Много пациентов не включены в терапевтические и психико-социальные реабилитационные программы. Фактически большинство пациентов оставляют свои палаты только для выхода в туалет, при выходе на прогулку и в столовую для питания.
Комитет понимает, что заметное улучшение уровня проводимых в больнице терапевтических и иных мероприятий должно ждать более благоприятных экономических обстоятельств. Тем не менее, в свете фактов, выявленных во время визита, Комитет рекомендует, чтобы украинские власти настойчиво продолжали прилагать усилия для улучшения практических мер, осуществляемых в Днепропетровской психиатрической больнице усиленного режима. В частности, должны быть сделаны шаги по восстановлению трудовой терапии как части реабилитационного процесса. Необходимо сделать шаги и для вовлечения большего числа пациентов в терапевтическую группу и индивидуальную психотерапию. Комитет рекомендует, чтобы украинские власти предприняли шаги для улучшения условий, в которых пациенты совершают прогулки на свежем воздухе.
Долгосрочной целью должен стать отход от окружения, основанного на содержании пациентов под стражей и медикаментозном лечении, к его замене и созданию терапевтической среды, которая включает, в частности, трудовую терапию и психико-социальное вмешательство.

с. Кадры
209. Медицинский персонал больницы во время визита насчитывал 48 врачей, которые работали на полную ставку, 38 из них – психиатры, остальные – иные специалисты (зубной врач, невропатолог, хирург, офтальмолог и т.п.). Еще пять врачей работают в клинической и диагностической лабораториях. Кроме того, периодически в больнице дают консультации медицинские специалисты.
В больнице имеется четыре ставки для персонала, проводящего терапевтическое лечение, три из них укомплектованы. Во время визита в больнице отсутствовали терапевты и специалисты по трудовой терапии (в больнице существует шесть ставок для "инспекторов труда").
Из 216 вакансий для среднего медицинского персонала в больнице были укомплектованы 166, включая 149 сестер. Что касается квалификации персонала сестер, то 55 из них – "высшей категории", 28 – "первой категории" и одна – "второй". Вместе с тем, делегации не удалось получить реальное представление о числе сестер, имеющих специальную психиатрическую подготовку.
Из имеющихся 252 вакансий для младшего персонала укомплектованы только 192.
210. Делегации сообщили, что, в Украине согласно нормам, один психиатр должен приходиться на 40 пациентов. На момент визита это соотношение выдерживалось.
Однако недостаток психологов и отсутствие другого квалифицированного персонала для обеспечения терапевтических процедур не позволяют создать терапевтическую среду, базирующуюся на многоплановом подходе. По поводу нянь следует отметить, что нынешние их число не отвечает потребностям больницы, которая могла бы принять 1000 пациентов.
211. Комитет рекомендует, чтобы украинские власти сделали шаги для:
- заполнения всех свободных вакансий младшего медицинского персонала и старались улучшить соотношение: младший медицинский персонал – пациент;
- заметного усиления команды специалистов, имеющих специализацию для проведения терапевтической и реабилитационной деятельности.
В целом Комитет желает получить информацию об имеющихся возможностях для специализированной психиатрической подготовки младшего медицинского персонала в Украине.

4. Киевский Центр судебной психиатрической экспертизы.
212. У делегации Комитета сложилось положительное впечатление об условиях пребывания в Киевском Центре судебной психиатрической экспертизы. Лица, направляемые в Центр, размещаются в 10 комнатах на первом этаже. Размер каждой комнаты около 30 м2, в ней шесть кроватей. Эти условия можно считать отвечающими нормам. В комнатах большие окна с решетками, достаточно электроосвещения и вентиляции, очень чисто. В то же время отсутствие какой-либо мебели, в частности, прикроватных тумбочек для личных вещей, придают помещению аскетический вид.
Санитарные узлы размещены очень близко к комнатам, очень чистые и исправные. Пациенты могут пользоваться туалетом в любое время.
213. Режима дня в Центре можно охарактеризовать как скудный. Не организовано никаких мероприятий, пациенты проводят свое время в безделье. В Центре расположена уютная комната отдыха, если бы в ней проводились какие-либо мероприятия, то их бы посещали. Делегации сообщили, что в комнате обычно работает телевизор, но сейчас он сломался, и его забрали в ремонт.
Комитет обеспокоен тем, что лицам, содержащимся в Центре, не предоставляются регулярно прогулки на свежем воздухе. В Центре есть вместительный внутренний дворик, который частично используется для прогулок летом, однако зимой прогулки на свежем воздухе разрешаются в зависимости от погоды. Несколько лиц, с которыми беседовала делегация, жаловались, что они за все время пребывания в Центре ни разу не были на свежем воздухе.
214. Лица, проходящие психиатрическую экспертизу, получают в неотложных случаях только психико-фармакологическое лечение, и с ними не проводят никаких терапевтических мер. В связи с этим следует подчеркнуть, что предоставление терапевтического лечения лицам, проходящим психиатрическое обследование, не препятствует экспертизе. Наоборот, оно может помочь сбору ценной информации для этой цели.
215. Численность персонала Центра можно в целом считать достаточной для того числа больных, которые в нем содержатся. Он включает 9 психиатров, 4 психолога, 11 лиц младшего медицинского персонала на ставку и 1 на пол-ставки, 16 санитаров и 11 лиц вспомогательного персонала. Каждая смена (в том числе ночная) включает трех сестер и трех санитаров. По украинским нормам соотношение психиатр-пациент составляет 1 психиатр на 10 пациентов.
Судебная психиатрическая экспертиза лиц, направляемых в Центр, проводится группой из трех психиатров, каждый из которых проводит экспертизу лица. При необходимости можно пригласить психолога для беседы с исследуемым лицом. Совместное заключение специалистов передается следователю или суду, который их оценивает.
216. Следует сделать рекомендации по поводу двух очень маленьких палат (размером по 1,3 м2), которые размещены на первом этаже приемного покоя Центра. В этих помещениях есть лавки, но они не проветриваются надлежащим образом, в них нет освещения (лишь маленькое окошко в двери пропускает немного света). Делегации сообщили, что в такой палате лицо, оформляемое в Центр, может провести час, ожидая предоставления ему места.
По мнению Комитета, палата таких размеров, даже при достаточном освещении и вентиляции (чего не было), является слишком маленькой для пребывания в ней даже очень короткое время, а особенно для содержания в ней в изоляции психически больного.
217. В свете замечаний, сделанных в пунктах 212-216, Комитет рекомендует предпринять шаги чтобы:
- обеспечить предоставление всем пациентам ежедневных прогулок на свежем воздухе;
- изъять из пользования две палаты в приемном покое.
Кроме того, Комитет рекомендует, чтобы украинские власти предприняли усилия для:
- развития психико-терапевтических мер для пребывающих в Центре лиц;
- предоставления более подходящего и персонализированного окружения для пациентов, в частности, разрешая им иметь разумное число личных вещей.

5. Средства усмирения
218. В любом психиатрическом учреждении время от времени может быть необходимым усмирение возбужденных или невменяемых пациентов.
219. Делегацию Комитета проинформировали, что в Днепропетровской государственной психиатрической больнице усиленного режима изоляция не практикуется. Из средств физического усмирения единственным средством, применяемым для пациентов с выраженным расстроенным или агрессивным поведением, является так называемая “мягкая фиксация”. Она состоит в привязывании запястий и щиколоток пациента к рамке кровати с помощью полосок бинта. Эта форма усмирения применяется по распоряжению врача, после чего может последовать назначение внутримышечных инъекций седативного препарата. Как правило, к пациентам применяют «мягкую фиксацию» на короткое время (например, 15-30 минут). Персонал сообщил, что если пациент оказывался особенно возбужденным, его усмирение могло длиться несколько дней. Применение “мягкой фиксации” регистрируется в карточке пациента и в журнале медицинского персонала, однако специального журнала для регистрации таких мер нет.
220. В Киевском городском Центре судебной психиатрической экспертизы, как и в Днепропетровске, изоляция не применяется. Персонал утверждает, что никакие средства физического воздействия не применяются к лежачим больным, но несомненно, что возбужденным пациентам могут назначаться инъекции с седативным препаратом по назначению врача. Однако в одном из сестринских помещений делегация нашла текстильные ленты и получила противоречивую информацию об их использовании. Назначение инъекций записывается в журнал назначений врача, а не в специальный журнал.
221. Комитет приветствует подход двух учреждений в отношении не применения изоляции. Действительно, в современной психиатрической практике есть четкая позиция – избегать применения изоляции к невменяемым или другим неуправляемым лицам.
По поводу средств усмирения Комитет рекомендует привлечь внимание к детальной политике по их применению. Такая политика должна четко разъяснять, что инициатива по усмирению агрессивного поведения должна ограничиваться, как правило, контролем рук. Комитет рекомендует, чтобы медицинский персонал психиатрических учреждений обучали нефизическим методам усмирения и методам контроля рук возбужденных или невменяемых пациентов. Владение такими приемами позволит персоналу выбирать верную реакцию в сложных ситуациях, тем самым значительно снижая риск ранения как пациентов, так и персонала.
Комитет рекомендует, чтобы в Днепропетровской психиатрической больнице усиленного режима медицинский персонал нес ответственность за усмирение возбужденных или невменяемых пациентов. Любая помощь "контролеров" в таких случаях должна применяться лишь по просьбе медицинского персонала и в рамках указаний, сделанных этим персоналом.
222. Применение мер физического усмирения может санкционироваться очень редко и всегда проводиться лишь по указанию врача. Если в исключительных случаях средства физического усмирения все же применены, то при первейшей возможности они должны быть отменены. Они никогда не должны применяться или их применение продлеваться в качестве наказания.
В связи с этим Комитет выражает обеспокоенность, узнав, что усмирение пациентов “мягкой фиксацией” в Днепропетровской больнице в некоторых случаях может длиться несколько дней. Комитет считает, что применение “мягкой фиксации” в течение несколько дней не имеет никакого терапевтического оправдания и на его взгляд является жестоким обращением. В результате Комитет рекомендует, чтобы украинские власти предприняли шаги и обеспечили, чтобы подобные ситуации в будущем не повторялись.
223. В заключение Комитет рекомендует, чтобы каждый случай физического усмирения пациента регистрировался в специальном журнале, заведенном с такой целью. Запись должна содержать информацию о том, когда началось применение мер и когда закончилось, кто дал приказ ее применить, обстоятельства, вызвавшие применение этой меры и перечень любых повреждений, полученных пациентами или персоналом. Это будет заметно способствовать регулированию таких случаев и надзору за масштабами их применения.

6. Гарантии в контексте принудительной госпитализации.
224. Психически больные и лица с психическими отклонениями являются особенно впечатлительными, и поэтому любое поведение либо уклонение от любой миссии в ущерб их благополучию должны упреждаться предупредительными мерами. Принудительное помещение в психиатрическое учреждение всегда должно сопровождаться гарантиями, а необходимость такого помещения должна пересматриваться через регулярные промежутки времени. Принудительное помещение лица в психиатрическую больницу не должно толковаться как санкционированное содержание без согласия пациента. Другие гарантии должны включать эффективную процедуру обжалования, обеспечение контактов с внешним миром и независимый контроль психиатрических учреждений.
225. Уголовный кодекс Украины содержит юридические обоснования для применения принудительных мер в отношении лиц, не отвечающих за свои действия, либо тех, у кого развилась психическая болезнь после совершения преступления. В разделе 13 Кодекса сказано, что вопрос о помещении таких лиц в психиатрическое учреждение решается судом, который определяет тип режима (общий, усиленный или строгий), на котором данное лицо должно содержаться. Уголовно-процессуальный кодекс предусматривает обязательную судебно-психиатрическую экспертизу (статья 204),слушание в суде(статья 419) и периодический пересмотр решения суда с учетом рекомендаций специалистов Министерства здравоохранения (статья 422). Решение суда может быть обжаловано пациентом, его родственниками или юридическим представителем.
В этой связи Комитет хотел бы получить информацию о практических процедурах, обеспечивающих всесторонний и достаточно тщательный пересмотр помещения пациента.
Делегация не смогла получить четкое представление о юридических процедурах, применяемых в случае принудительной госпитализации в психиатрическую больницу. Комитет хотел бы получить перечень всех процедур, и, в частности, детальную информацию о медицинских выводах, требуемых для принудительной госпитализации, о роли судов в принудительной госпитализации, о праве пациентов на апелляционную жалобу и о процедуре периодического пересмотра необходимости продолжения принудительной госпитализации.
226. Принципиально, чтобы пациенты могли давать свободное осведомленное согласие на лечение. Каждому дееспособному пациенту, добровольному или принудительному, должна быть предоставлена возможность отказаться от лечения либо иного медицинского вмешательства. Любое отклонение от этого принципа должно регламентироваться законом и иметь место только в четко и строго определенных исключительных обстоятельствах. Комитет хотел бы получить полную информацию о правовом регулировании в Украине вопроса о согласии на лечение.
Разумеется, согласие на лечение может считаться свободным и сознательным, если оно основывается на полной и точной информации о состоянии пациента и предлагаемом лечении. В связи с этим Комитет рекомендует, чтобы всех пациентов систематически обеспечивали необходимой информацией об их состоянии и лечении, которые им предлагаются. Подобная информация должна быть предоставлена пациентам также после лечения (его результаты и т.п.).
227. Ни одно из психиатрических учреждений, которые посетила делегация, не имело четкой и определенной внутренней процедуры подачи жалоб. Комитет считает, что специальные правила, позволяющие пациентам подавать жалобы в официальные органы и общаться на конфиденциальной основе с органами вне учреждения, являются важными гарантиями. Комитет рекомендует, чтобы украинские власти предприняли меры, обеспечивающие информирование пациентов о возможности подачи жалоб.
Обобщая, Комитет рекомендует, чтобы была составлена информационная брошюра о режиме больницы и правах пациентов и чтобы она выдавалась при поступлении каждому пациенту и его семье. Всем пациентам, у кого возникнут трудности с пониманием брошюры, должна оказываться помощь.
228. Поддержание контактов с внешним миром для пациентов является важным не только как мера, предупреждающая жестокое обращение, но и в качестве терапии. Пациенты должны иметь право посылать и получать корреспонденцию, звонить по телефону, право на свидания с семьями и друзьями. Должно быть гарантировано и право конфиденциального общения с адвокатом.
229. Пациентам Днепропетровской психиатрической больницы усиленного режима разрешается без ограничения отправлять и получать письма, нет ограничений и на свидания и посылки. Однако делегации сообщили, что все письма просматриваются лечащим врачом. Комитет хотел бы знать, применяется ли это правило и к переписке пациента с его адвокатом.
Свидания проходят в просторной, недавно приспособленной комнате, в которой есть два длинных стола и лавки.
230. Комитет хотел бы получить информацию об условиях для свиданий с пациентами (включая адвоката) и для переписки в Киевском городском Центре судебной психиатрической экспертизы.
231. Комитет придает большое значение тому, чтобы психиатрические учреждения регулярно посещал независимый орган, контролирующий содержание пациентов.
Днепропетровскую психиатрическую больницу усиленного режима регулярно посещает прокурор, контролирующий выводы психиатров, периодически оценивающих обоснованность содержания пациентов в больнице. Он уполномочен разговаривать с пациентами, получать любые жалобы, может давать любые необходимые рекомендации. Каждые шесть месяцев он направляет в Министерство здравоохранения отчет о результатах инспектирования. Комитет желает получить копию последнего отчета, составленного прокурором, а также информацию о том, посещают ли Днепропетровскую психиатрическую больницу иные контролирующие органы.
Комитет желает получить информацию о системе внешнего контроля Киевского городского Центра судебно-психиатрической экспертизы.
232. Подытоживая, следует подчеркнуть, что персонал в психиатрических учреждениях должен выполнять трудные задачи. Внешние стимулы и поддержка необходимы, как гарантия от чрезмерной изоляции персонала таких учреждений. В связи с этим очень желательно такому персоналу предоставлять возможности обучения за пределами их учреждений, а также возможности поездок. Присутствие в психиатрических учреждениях независимых лиц (например, студентов и научных работников) и внешних организаций должно поощряться. Комитет призывает украинские власти предпринять надлежащие меры в этой сфере.

Д. ДРУГИЕ УЧРЕЖДЕНИЯ

1. Учреждения для задержанных лиц,
подчиненные Госкомграницы

233. Делегация посетила учреждения Госкомграницы для задержанных лиц в аэропорту Борисполь (Киев) и Центр для задержанных лиц, расположенный в двух километрах от аэропорта.
234. В обязанности Госкомграницы входит контроль въезда и выезда с территории страны. Для этого персонал Комитета имеет право задерживать и содержать под стражей любое лицо (как гражданина Украины, так и других стран), у которого нет документов, необходимых при въезде или выезде.
По информации, предоставленной делегации старшими должностными лицами Комитета, лицо может быть подвергнуто административному задержанию на срок до 10 дней. Если лицо подозревается в совершении уголовного преступления, персонал Госкомграницы имеет полномочия задержать его на 72 часа, после чего его освобождают или передают под стражу милиции или Службе безопасности.
Ознакомление с журналами регистрации в учреждении для задержанных и в Центре для задержанных показали, что длительность задержания сравнительно невелика (от нескольких часов до нескольких дней в Центре). Однако, в журналах нет никакой информации о дальнейшей судьбе задержанных, покинувших эти учреждения (были ли они освобождены, высланы назад, переданы учреждениям милиции и т.п.). Комитет рекомендует, чтобы этот недостаток был исправлен (об этом сделаны рекомендации в пункте 54).
235. В целом Комитет желает получить подробную информацию, включая копии соответствующих текстов, о случаях, когда персонал Госкомграницы полномочен лишить лицо (как гражданина Украины, так и гражданина другой страны) его свободы, о сроке, на который лицо может быть задержано, а также об официальных гарантиях, предоставляемых лицу (право уведомить близкого родственника или иную третью сторону о факте задержания, право воспользоваться услугами адвоката, врача, право контакта с консульскими органами и т.п.). Комитет желает получить информацию о процедуре, применяемой в случаях, когда иностранные граждане заявляют о желании получить убежище.
236. Учреждение для задержанных лиц в аэропорту Борисполь используется для кратковременного содержания (например, на время, которое необходимо для перемещения лица на другой самолет). Бытовые условия в этом учреждении отвечают требованиям: две комнаты приемлемого размера (21 м2 с тремя кроватями и постельным бельем), освещенные (включая доступ дневного света) и вентилируемые. Рядом с комнатами, где проводились опросы, расположены комнаты ожидания с креслами, здесь задержанные могут провести несколько часов.
237. Бытовые условия в Центре, предназначенном для более длительного задержания и расположенном в здании, специально предусмотренном для этого, можно оценить как отвечающие требованиям. Здесь есть две комнаты размером 12 м2 каждая, в них – по 2-3 кровати. Комнаты хорошо освещены и имеют вентиляцию, отдельный санузел (с туалетом, раковиной и душем), пользоваться которым можно в любое время. Следует отметить, что в Центре есть площадка для прогулок размером 45 м2, и задержанные имеют право на прогулки в течение двух часов в день. Комитет желает получить информацию о том, что еще предоставляется задержанным в Центре (чтение, социальные мероприятия, телевизор и т.п.).
238. Во время беседы со старшими должностными лицами Госкомграницы делегации сообщили, что бюджет учреждения для задержанных недостаточный, и затраты на пребывание и проживание задержанных иностранных граждан покрываются авиакомпанией, самолетом которой они путешествовали перед прибытием на украинскую границу. Комитет желает получить комментарии украинских властей об этом, а также информацию о практических мерах, обеспечивающих задержанным Госкомграницы лицам питание.

2. Днепропетровский ЛТП для алкоголиков
239. Делегация нанесла кратковременный визит в Днепропетровский лечебно-трудовой центр для принудительного лечения лиц от алкоголизма. Делегация не получила никаких сведений о жестоком обращении в этом учреждении.
В начале визита делегацию проинформировали о неоконченной процедуре передаче этого вида учреждений. Директор Центра сообщил, что система принудительного лечения лиц, злоупотребляющих алкоголем, устарела и реформируется, внесены изменения в законодательство и эти учреждения передаются из Министерства внутренних дел в Министерство здравоохранения. Комитет желает получить информацию о дальнейшем решении этого вопроса.
240. На момент визита делегации в Центре, рассчитанном на лечение 650 лиц, находилось 584 мужчины. В Центр по решению суда направляются лица, злоупотребляющие алкоголем и неоднократно нарушающие общественный порядок. Длительность пребывания в центре составляет от шести месяцев до одного года, хотя в случае повторного злоупотребления алкоголем может быть продлена до двух лет. Во время пребывания в центре лица, направленные сюда, получают принудительное лечение от злоупотребления алкоголем, что включает фармокотерапию, психотерапию и трудовую терапию. В Центре работает многочисленный медицинский персонал (21 врач и 9 сестер) и есть необходимое медицинское оборудование.
241. Трудовая терапия является неотъемлемой частью программы лечения, и потому все лица, направленные в Центр и физически здоровые, должны работать. Центру принадлежит большой производственный комплекс, изготавливающий разнообразную продукцию (медный провод, проволочный забор, обувь, мыло, пасту, яичный порошок, упаковки, обработка кожи и т.п.). Около 50% лиц работают за пределами Центра. Кроме лечения и труда, в ЛТП предусмотрен ряд социальных мероприятий (спортивные занятия, просмотр телепередач, кинофильмов, библиотека).
242. Бытовые условия в Центре удовлетворительные и не требуют детальных комментариев. Направляемые в Центр лица размещаются в общежитиях, отвечающих нормам размещения, хорошо освещаемых и проветриваемых, в комнатах имеются кровати, тумбочки, табуретки и телевизор.
243. Вместе с тем условия в дисциплинарном блоке, состоящем из шести камер (пять многоместных и одна одиночная), являются источником тревоги Комитета. Прежде всего, температура в блоке во время визита была очень низкая. Более того, изучение записей о регистрации лиц, помещенных в многоместные камеры размером 9 м2, выявило, что в них содержалось одновременно до пяти человек. Такой уровень наполненности является неприемлемым; в камере размером до 5 м2 не должно размещаться более двух человек.
Камеры-одиночки используются, несомненно, для лиц, которые невменяемы и создают риск нанесения себе увечий. В камере есть кровать и стол, в уголке – раковина и унитаз. В камере имеются предметы с острыми углами, обитыми металлом. Это недопустимо для содержания лиц, которые могут нанести себе увечье.
Комитет рекомендует, чтобы украинские власти предприняли шаги по улучшению условий содержания в дисциплинарном блоке, учитывая вышеуказанные замечания.

3. Палата для оказания неотложной медицинской помощи задержанным и арестованным лицам в Киевской больнице неотложной помощи
244. Комитет посетил палату для арестованных лиц в Киевской больнице неотложной помощи, которая находится на Братиславской улице. Палата отделена от гражданской части больницы, состоит из двух комнат по пять мест в каждой и небольшого приемного отделения. Во время визита там находились восемь арестованных лиц.
В эту палату переводятся из милицейских учреждений и СИЗО лица, содержащиеся в местах предварительного заключения, имеющие тяжелые телесные повреждения и нуждающиеся в специальном хирургическом вмешательстве и неотложной помощи. Приблизительно за полгода до визита Комитета была признана необходимость централизовать и улучшить предоставление специализированного лечения задержанным и арестованным лицам, а также достичь более эффективного использования персонала и ресурсов.
Создание такой палаты является наиболее приятным достижением. Тем не менее, у Комитета есть серьезные предостережения по поводу одного аспекта обеспечения безопасности в палате.
245. Двери палаты обиты металлом и на окнах решетки. Пациенты находятся под постоянным надзором четверых вооруженных офицеров МВД, по одному такому офицеру в каждой палате, а еще два офицера находятся в приемном отделении этого блока. Кроме этих мер одна рука пациента прикрепляется к раме кровати цепью, длина которой достаточна, чтобы больной мог как сидеть, так и стоять возле кровати.
Комитет полностью признает необходимость специальных мер безопасности при содержании арестованных в гражданской больнице. Однако нет необходимости для охраны таких лиц физически приковывать их к своим кроватям или другой мебели. Следует найти иные средства обеспечения безопасности. Создание охраняемой палаты в гражданской больнице является одним из возможных решений вопроса, и этот подход используется в Киевской больнице скорой помощи. Условия содержания и организационные мероприятия в специализированной палате ограничиваются обеспечением безопасности путем приковывания арестованных к кроватям. В итоге, Комитет рекомендует прекратить практику приковывания задержанных и арестованных лиц к кроватям в Киевской больнице неотложной медицинской помощи.
246. Медицинское лечение и бытовые условия, предоставляемые больным, отвечают нормам. Однако делегации сообщили, что во время пребывания в этой палате арестованным не разрешаются свидания, как с родственниками, так и с адвокатами, они не имеют права получать продуктовые посылки. Им также не разрешаются прогулки на свежем воздухе, они не имеют права читать газеты, книжки, слушать радио и смотреть телевизор.
Комитет рекомендует, чтобы украинские власти предприняли шаги для обеспечения права больных арестованных на свидания, включая встречи с адвокатом, и предоставляли им ежедневные прогулки на свежем воздухе при медицинском разрешении врача.
Кроме того, Комитет предлагает украинским властям предоставить больным, содержащимся в палате для арестованных и задержанных лиц в Киевской больнице неотложной медицинской помощи, право читать книги, газеты, слушать радио и смотреть телевизионные передачи.
Комитет хотел бы быть проинформированным о причинах запрета получения пациентами продуктовых посылок.

ІІІ. РЕЗЮМЕ И ВЫВОДЫ
247. Во время визита Комитета Украина переживала трудные экономические и социальные проблемы переходного периода. При написании отчета о визите Комитет принимал это во внимание. Комитет надеется, что международные усилия по предоставлению помощи Украине будут продолжаться и усилятся. Комитет надеется, что отчет о визите в Украину даст возможность определить приоритеты в сферах, которые являются компетенцией Комитета.
Приоритетом из приоритетов должно стать обсуждение вопросов переполненности, которая характерна для учреждений милиции и тюремной системы. Если этого не будет сделано, то все старания улучшить условия нахождения под стражей будут напрасными.
Комитет подчеркивает, что экономические и социальные трудности никогда не могут служить оправданием умышленного жестокого обращения с заключенными.

А. УЧРЕЖДЕНИЯ МИЛИЦИИ
248. Делегация Комитета получила многочисленные жалобы на жестокое физическое обращение с лицами, находящимися под стражей, со стороны работников райотделов милиции в различных регионах страны. В некоторых случаях серьезность жестокого обращения можно расценивать как пытки.
Наоборот, было получено лишь несколько сообщений о жестоком обращении от персонала изоляторов временного содержания (ИВС). Делегация не получила ни одной жалобы на жестокое физическое обращение со стороны персонала в центрах приема и размещения бродяг, содержания административно задержанных и размещения несовершеннолетних, которые она посетила.
249. Жалобы на жестокое обращение, как при задержании, так и при допросах работниками милиции, в основном содержали указания на пощечины, удары кулаками, толчки и удары дубинками. Были жалобы о более серьезных формах жестокого обращения, таких, например, как асфиксия от надевания газовой маски или пластикового пакета на лицо задержанного, битье задержанных, когда они были в наручниках и подвешены за ноги, за руки или содержались в гиперрастянутом состоянии, сжимание и перекручивание гениталий задержанных, удары по ступням ног, сексуальное унижение женщин.
В свете всей информации, собранной во время визита и имеющейся в распоряжении, включая медицинскую информацию, Комитет пришел к заключению, что лица, задержанные и арестованные милицией Украины, подвергаются большому риску жестокого обращения во время ареста или содержания под стражей в милиции (в частности, при допросах). При попытках обратиться за помощью они могут быть подвергнуты пыткам или жестокому обращению.
250. Для борьбы с проблемой жестокого обращения Комитет в первую очередь и прежде всего подчеркивает фундаментальное значение профессионального обучения (включающего принципы прав человека) работников милиции всех рангов и категорий. Комитет рекомендует, чтобы соответствующие национальные органы, а также старшие офицеры объяснили работникам милиции, что жестокое обращение с лицами, находящимися под стражей, не приемлемо и за это будут строго наказывать. По поводу более специфических заявлений о жестоком обращении во время задержания лиц Комитет рекомендует напомнить работникам милиции, чтобы они при задержании подозреваемых не применяли силу в большей мере, чем это необходимо, и что как только задержанные лица взяты под контроль, не может быть никогда никакого оправдания нанесению ударов.
251. Следователи и прокуроры могут сделать весомый вклад в предупреждение жестокого обращения. Комитет рекомендует проинструктировать следователей и прокуроров, какие шаги они должны предпринимать, когда получают заявления о жестоком обращении милиции или замечают, что подозреваемый преступник, которого привели к ним, возможно, пострадал от такого обращения. Следователи и прокуроры должны, в частности, инициировать проведение немедленного судебного медицинского осмотра пострадавшего лица. В связи с этим Комитет рекомендует, чтобы всех подозреваемых преступников, взятых под стражу милицией, систематически направляли к прокурору, ответственному за принятие решения о содержании лица под стражей или его освобождении.
Комитет подчеркивает, что для эффективного предупреждения жестокого обращения необходимо, чтобы о визитах, которые регулярно осуществляет прокурор в милицейские учреждения, не сообщалось, чтобы инспектировались все помещения учреждения, и чтобы обеспечивался непосредственный контакт прокурора и задержанных лиц.
252. Комитет предлагает некоторые меры, усиливающие предупреждение жестокого обращения с лицами, находящимися под стражей в милиции. В частности, он рекомендует, чтобы задержанные милицией лица имели право без промедления проинформировать о своем положении близкого родственника или третью сторону – на их выбор, непосредственно или через работника милиции. В законе должна быть четко оговорена любая задержка выполнения такого требования и строго определены временные рамки таких ограничений.
Обеспечение права обращения к адвокату не является достаточным ни по существующему закону, ни по новому проекту Уголовно-процессуального кодекса. Комитет подчеркивает, что по его опыту, риск запугивания и жестокого обращения сразу после взятия под стражу наибольший, поэтому для лица, взятого под стражу милицией, возможность иметь адвоката именно в этот период является фундаментальным предупреждением жестокого обращения. Поэтому Комитет рекомендует, чтобы были предприняты шаги, обеспечивающие всем лицам, арестованным милицией и содержащимся под стражей, право на обращение к адвокату, и осуществление такого права не должно быть предметом полномочий следователя.
Иные рекомендации о правах лиц, находящихся под стражей милиции, касаются права на обращение за врачебной помощью, и четкого информирования таких лиц об их правах. Комитет рекомендует разработать кодекс поведения при проведении допросов. Существование такого руководства поможет, кроме прочего, подвести фундамент знаниям, которые получили работники милиции во время подготовки.
253. Условия содержания под стражей в райотделах внутренних дел очень далеки от желаемых. Недостатки, которые были выявлены – это, главным образом, переполнение, плохие освещение, вентиляция и гигиена, ограниченный доступ к туалетам, отсутствие матрасов или одеял для лиц, остающихся на ночь. Отсутствуют четко определенные организационные меры по обеспечению задержанных лиц питанием и питьевой водой.
Комитет определил ряд специальных мер, которые необходимо предпринять для обсуждения самых неотложных выявленных проблем. Комитет рекомендует предпринять меры, обеспечивающие содержание лиц в заключении в районных отделах внутренних дел не дольше, чем в течение первых 72-х часов нахождения под стражей.
254. Комитет выразил серьезную обеспокоенность по поводу ситуации, наблюдавшейся в центральном изоляторе временного содержания, посещенном Комитетом. Условия содержания в Киевском изоляторе достигали уровня негуманного и унижающего достоинство обращения и представляют серьезный риск для здоровья лиц, которые там содержатся. Условия в ИВС в Днепропетровске, хотя они лучше, чем в Киевском ИВС, все же для большого числа задержанных лиц далеки от желаемых.
Комитет рекомендует, чтобы украинские власти предприняли меры, гарантирующие, чтобы срок пребывания в ИВС не превышал 10 суток, как это устанавливает Уголовно-процессуальный кодекс, и определили ряд немедленных шагов по смягчению данной неприемлемой ситуации. Вместе с тем, Комитет сделал и более долгосрочные рекомендации по пересмотру существующего законодательства и практики досудебного заключения. Они являются обязательной нормой для исправления нынешнего состояния дел в ИВС ( и СИЗО).
255. Наоборот, делегация Комитета была поражена условиями содержания в Киевском Центре приема и размещения несовершеннолетних. Они были приемлемыми как в отношении бытовых условий, так и мероприятий, которые предлагались несовершеннолетним.

Б. УЧРЕЖДЕНИЯ ГОСУДАРСТВЕННОГО ДЕПАРТАМЕНТА
ПО ВОПРОСАМ ИСПОЛНЕНИЯ НАКАЗАНИЙ
256. Делегация Комитета слышала много жалоб на жестокое обращение с лицами, находящимися под стражей в Харьковском СИЗО № 203. Однако в отчете ссылки были сделаны на практику, когда заключенные обязаны становиться лицом к стенке, если мимо них проходят персонал или посетители. Такая практика не обеспечивает безопасности и едва ли содействует позитивным отношениям между персоналом и заключенными, она должна быть отменена.
257. Комитет обратился к украинским властям с рекомендацией отдать высокий приоритет внедрению целого ряда мер, направленных на снижения огромного переполнения, которое сейчас характерно для тюремной системы. Рекомендуется как можно скорее увеличить нормы площади проживания, предоставляемые заключенным.
Другая проблема касается нехватки работы для заключенных. Обеспечение работой заключенных является фундаментальной частью реабилитационного процесса. Из этого следует, что трудоустройство в тюремной системе не должно диктоваться только соображениями рынка. В результате Комитет рекомендует, чтобы украинские власти предприняли специальные меры по созданию большего количества рабочих мест для заключенных.
258. В Харьковском СИЗО N 203 большое число заключенных подвергалось комбинации отрицательных факторов – переполнения, плачевных бытовых условий и уровня гигиены, отсутствию программ практической деятельности – и все это может быть легко охарактеризовано как негуманное и унижающее человеческое достоинство обращение. Комитет предлагает серию конкретных рекомендаций, направленных на улучшения бытовых условий, и программу мер для заключенных в этом учреждении.
259. Комитет высказал серьезную обеспокоенность условиями содержания в Харьковском СИЗО лиц, приговоренных к смертной казни. Они закрыты в течение 24 часов в переполненных камерах без дневного света, иногда при очень скудном искусственном освещении, фактически без каких-либо мероприятий, чтобы занять время, с очень мизерными возможностями для общения.
После визита украинские власти проинформировали Комитет о мерах, которые предприняты для улучшения бытовых условий содержания заключенных, приговоренных к смертной казни, им разрешен один час прогулок на свежем воздухе каждый день. Приветствуя этот прогресс, Комитет рекомендует, чтобы украинские власти срочно пересмотрели режим содержания в Харьковском СИЗО осужденных к смертной казни, а также в других учреждениях системы исполнения наказания Украины, дабы гарантировать им предоставление полезной деятельности и человеческого общения.
260. Комитет обратился к ряду конкретных вопросов, которые касаются служб охраны здоровья (кадров и учреждений, медицинского обследования во время приема, инфекционных болезней, продовольствия) и, в общих чертах, рекомендует, чтобы украинские власти продолжили свои усилия по развитию всесторонней политики здравоохранения в тюрьмах.
Туберкулез признан большой проблемой для медицинских служб тюремной системы Украины и для врачебной команды Харьковского СИЗО. Комитет полностью разделяет их обеспокоенность и предлагает конкретные меры, направленные на улучшение процедур диагностики заключенных на туберкулез и на обеспечение надлежащей помощи заключенным, больным туберкулезом.
261. Комитет сделал ряд рекомендаций и комментариев по поводу разнообразных вопросов, входящих в его мандат (тюремный персонал, дисциплина и изоляция, контакты с внешним миром, жалобы и процедуры инспектирования). Особое внимание следует уделить рекомендации предоставить высокий приоритета начальной и внутренней профессиональной подготовке тюремного персонала на всех уровнях. Ключевой чертой профессии тюремного работника должно быть признано умение устанавливать позитивные отношения с заключенными.

В. УЧРЕЖДЕНИЯ СЛУЖБЫ БЕЗОПАСНОСТИ УКРАИНЫ
262. Делегация не слышала никаких жалоб на жестокое обращение с лицами, содержащимися в СИЗО Службы безопасности Украины в Киеве и не нашла никаких свидетельств подобных действий. Делегация наблюдала отношения персонала с заключенными, они были в целом удовлетворительными.
263. Бытовые условия содержания в этом учреждении намного лучше тех, которые наблюдалось в подавляющем большинстве других посещенных делегацией в Украине мест содержания. И все же в том, что касается показателей, ситуация подобна наблюдавшейся в Харьковском СИЗО. Комитет рекомендует, чтобы были предприняты меры, гарантирующие помощь заключенным путем предоставления программ целенаправленных мероприятий из разнообразных источников, которые позволят им проводить значительную часть дня (не менее 8 часов) за пределами камер.
В отчете сделаны некоторые рекомендации и комментарии о предоставлении медицинской помощи заключенным, о дисциплинарных санкциях и общении заключенных с внешним миром.

Г. ПСИХИАТРИЧЕСКИЕ УЧРЕЖДЕНИЯ
264. Делегация Комитета не услышала никаких жалоб и не собрала никаких доказательств жестокого обращения с пациентами персонала Киевского городского Центра судебной психиатрической экспертизы. Не было получено также никаких жалоб на жестокое обращение с пациентами и со стороны персонала Днепропетровской психиатрической больницы усиленного режима.
Вместе с тем некоторые пациенты этой больницы жаловались на жестокое обращение со стороны так называемых “контролеров” – персонала МВД, которые отвечают за безопасность в палатах и за охрану периметра больницы. Были жалобы и у отдельных пациентов, с которыми обращались грубо во время обыска их общежитий на наличие запрещенных предметов. Отдельные жалобы были услышаны также от пациентов, которые были обысканы "контролерами". Очевидно, такие действия могли случиться, когда пациент был возбужден или агрессивен и нуждался в усмирении перед введением успокоительного. Комитет рекомендует, чтобы персонал Министерства внутренних дел, обеспечивающий безопасность в Днепропетровской психиатрической больнице, а также в других психиатрических больницах в Украине, уяснил, что жестокое обращение с пациентами не приемлемо и будет строго наказываться.
В целом Комитет рекомендует, чтобы украинские власти предусмотрели возможность подготовки персонала охраны внутри психиатрических учреждений непосредственно Министерством здравоохранения, и чтобы он был подчинен директору больницы. В любом случае такой персонал должно готовить Министерство здравоохранения.
265. Руководство Днепропетровской психиатрической больницы предприняло серьезные попытки улучшения условий проживания пациентов, несмотря на то, что во время визита они оставляли желать лучшего. Что касается лечения, которое предоставляется пациентам, то оно ограничено фармаколечением, большинству пациентов не предоставляются какие-нибудь терапевтические и психико-социальные реабилитационные назначения.
Комитет сделал ряд специфических рекомендаций, направленных на улучшение условий пребывания и лечения пациентов. В долгосрочной перспективе нужно изменить окружение, которое ныне основывается в основном на заключении пациентов и их лечении, и создавать терапевтическое окружение, которое будет включать трудовую терапию и психико-социальное вмешательство.
В отношении персонала Комитет сделал отдельно рекомендации по усилению среднего медицинского персонала и укреплению команды специалистов, обеспечивающих терапевтические и реабилитационные мероприятия.
266. Комитет получил вполне положительное впечатление от условий проживания и уровня персонала в Киевском городском Центре судебной психиатрической экспертизы. И все же режим дня в Центре может быть описан как жалкий. Комитет рекомендует, в частности, чтобы были предприняты шаги, гарантирующие всем пациентам ежедневную прогулку на свежем воздухе.
267. Комитет сделал ряд наблюдений по поводу использования средств усмирения и предупреждения при принудительной госпитализации.
Более конкретно для Днепропетровской психиатрической больницы Комитет подчеркнул, что медицинский персонал несет основную ответственность за усмирение возбужденных или невменяемых пациентов, любая помощь "контролеров" в таких случаях должна предоставляться лишь по просьбе медицинского персонала и быть в рамках указаний этого персонала. Комитет подчеркивает, что если обращение за помощью предусматривает меры физического сдерживания, то они должны быть сняты при первой же возможности.

Д. ДРУГИЕ УЧРЕЖДЕНИЯ.
268. Бытовые условия учреждения Госкомграницы для задержанных на короткое время в аэропорту Борисполь, а также Центра для длительного содержания задержанных, расположенного в двух км от аэропорта, можно охарактеризовать, как надлежащие.
Бытовые условия и программа мероприятий в Днепропетровском ЛТП для принудительного лечения алкоголиков тоже удовлетворительные. Тем не менее, Комитет рекомендует, чтобы были сделаны шаги для улучшения условий содержания в дисциплинарном блоке учреждения.
269. Комитет приветствует создание охраняемой палаты для задержанных лиц в Киевской больнице неотложной помощи на Братиславской улице. Вместе с тем, Комитет рекомендует, чтобы практика постоянного прикрепления пациентов к кровати была прекращена. Бытовые условия и кадровое обеспечение в палате не являются большими, чем достаточные для обеспечения всех законных предупредительных мер, без принятия каких-либо дополнительных предостережений.
Кроме вышеуказанной проблемы, бытовые условия, в которых находились больные заключенные, в целом, приемлемы и отвечают нормам.

Е. ДЕЙСТВИЯ ПО РЕКОМЕНДАЦИЯМ, КОММЕНТАРИЯМ И
ЗАПРОСАМ ИНФОРМАЦИИ КОМИТЕТА
270. Различные рекомендации, комментарии и запросы информации сформулированы Комитетом и помещены в Приложении I.
271. Для более детального рассмотрения рекомендаций в свете Статьи 10 Конвенции Комитет предлагает украинским властям:
і. предоставить в течение шести месяцев промежуточный отчет, включающий меры по выполнению рекомендаций Комитета, по возможности, в каждом конкретном случае предоставляя информацию о действиях, которые предприняты (Комитет указывает на неотложность некоторых рекомендаций);
іі. обеспечить в течение двенадцати месяцев предоставление последующего отчета, включающего полный перечень предпринятых мер по внедрению рекомендаций Комитета.
Комитет верит, что украинские органы власти смогут предусмотреть в промежуточном отчете ответы на комментарии, сформулированные в данном отчете и помещенные в Приложении І, а также будут удовлетворены его запросы в предоставлении информации.


ПРИЛОЖЕНИЕ 1

КРАТКОЕ ИЗЛОЖЕНИЕ РЕКОМЕНДАЦИЙ КОМИТЕТА, КОММЕНТАРИЕВ И ЗАПРОСОВ ИНФОРМАЦИИ

А. УЧРЕЖДЕНИЯ МИЛИЦИИ

1. Предварительные замечания

рекомендации
- Закон и практику предварительного заключения пересмотреть в свете принципов Рекомендации Комитета Министров R (80) 11 (пункт 17).

информационные запросы
- комментарии украинских властей по поводу выводов по пункту 16;
- применяется ли правило из раздела 11 "Закона о милиции" ко всем лицам моложе 16 лет и задержанным милицией, независимо от причины их задержания (пункт 19).

2. Пытки и прочие формы злоупотребления физической силой и жестокого обращения

рекомендации
- предоставить очень высокий приоритет профессиональной подготовке работников милиции всех рангов и категорий, принимая во внимание замечания, сделанные в пункте 29; привлекать экспертов, которые не работают в милиции, к обучению и подготовке (пункт 30);
- способности для межличностного общения – важный фактор при комплектовании милиции и при обучении работников милиции; при их подготовке уделять большое внимание обретению и развитию умений межличностного общения (пункт 30);
- национальные органы, а также старшие офицеры должны четко объяснять сотрудникам милиции, что жесткое обращение с заключенными лицами неприемлемо и будет очень строго наказываться (пункт 30);
- напоминать работникам милиции, чтобы при задержании лица они не применяли силы больше, чем необходимо, и что не может быть никогда никакого оправдания сотрудникам милиции, которые бьют лиц, уже арестованных и взятых под стражу (пункт 31);
- предпринять меры, обеспечивающие неприменение слезоточивого газа к задержанным, которые слишком шумят или беспокойны (пункт 32);
- выдать следователям и прокурорам инструкции, чтобы они при получении жалоб на жестокое обращение со стороны милиции проверяли, имеет ли подозреваемый или преступник, которого допрашивали, следы такого обращения. Поощрять, чтобы следователи и прокуроры во всех подобных случаях немедленно инициировали назначение судебной медицинской экспертизы для пострадавшего лица (пункт 34);
- предпринять шаги, гарантирующие всем лицам, подозреваемым в совершении преступления и взятым под стражу милицией, встречу с прокурором, ответственным за принятие решения об их дальнейшем пребывании под стражей или освобождении (пункт 34);
- возвращать заключенных в милицейские учреждения только в случае розыска и с санкции, когда это абсолютно необходимо, и такая мера должна производиться с санкции компетентного прокурора (пункт 36).

комментарии
- необходимо запретить держать в милицейских помещениях нестандартные предметы-вещи, которые можно использовать для жестокого обращения – такой предмет описан в пункте 25 (пункт 25).

информационные запросы
- представить результат процедур, относящихся к пункту 23 (пункт 23);
- представить подтверждение, что металлические кольца, которые были закреплены к двери в коридоре в зоне задержания в Железнодорожном райотделе внутренних дел Киева, сняты (пункт26).

в отношении 1997 и 1998 годов
- сообщить о числе жалоб на жестокое обращение работников милиции и о числе уголовных/дисциплинарных дел, которые были в итоге возбуждены;
- представить перечень уголовных или дисциплинарных санкций, которые были применены после жалоб на жестокое отношение (пункт 33).
- представить детальную информацию о дисциплинарных мерах, которые применялись по жалобам на жестокое обращение персонала милиции, включая зарегистрированные для гарантии их объективности (пункт 33).

3. Предупреждение жестокого обращения в отношении лиц,
лишенных свободы

рекомендации
- следует предпринять шаги, обеспечивающие, что:
• лица, задержанные милицией, имеют право немедленно уведомить близкого родственника или третье лицо по их выбору о своем положении непосредственно или через работника милиции;
• любая задержка с уведомлением должна быть исключением из правила, ясно регламентирована законом и обеспечиваться гарантиями (например, любая задержка должна регистрироваться письменно с указанием причин и быть согласована с судом или прокурором); она должна быть строго ограниченной по времени (пункт 41);
- предпринять шаги, обеспечивающие всем лицам, задержанным милицией, доступ к услугам адвоката с самого начала лишения свободы, как об этом говорится в пункте 44. Реализация этого права не должна зависеть от разрешения следователя (пункт 45);
- обеспечить право лиц, задержанных милицией, на медицинскую помощь и закрепить его в положениях, предусматривающих следующее:
• медосмотр должен осуществляться так, чтобы работники милиции не могли слышать, а если врач не против, то и видеть процесс осмотра;
• результаты каждого медицинского осмотра, выводы врача и жалобы задержанного на здоровье должны быть зафиксированы врачом, а документ об этом должен быть доступен для ознакомления задержанному и адвокату (пункт 48);
- разработать форму, которая будет ясно информировать задержанных лиц об их правах и выдаваться им с момента задержания. Форма должна быть доступной для понимания и быть написана на языках, которыми владеет местное население (пункт 50);
- составить кодекс поведения должностных лиц, проводящих следствие. Он должен не только повторить запрещение жестокого обращения, но и содержать, кроме прочего, такие требования и информацию:
• систематически информировать задержанных о лицах, которые присутствуют на допросах и ведут его (имя и фамилия или номер, по которым можно идентифицировать лицо);
• допустимые ограничения допроса во времени;
• периоды отдыха между допросами и перерывы в течение допроса;
• место, где могут проводиться допросы;
• обязан ли допрашиваемый, хотя бы иногда, стоять во время допроса;
• допрос людей, которые находятся в состоянии наркотического или алкогольного опьянения или в шоковом состоянии.
Кодекс должен предусматривать систематическое оформление протокола допроса, где должно указываться время начала и окончания допроса, а также все жалобы и просьбы задержанного, высказанные им во время допроса.
Наибольшее внимание следует уделить допрашиванию наиболее уязвимых категорий людей (например, несовершеннолетних, психически больных и т.п.), чтобы они были достаточно защищены (пункт 52);
- предпринять немедленные меры и обеспечить, чтобы всякий раз, когда человек задерживается милицией, независимо от причины и длительности его временного задержания, факт этот регистрировать (пункт 53).

комментарии
- фундаментальной гарантией для защиты прав людей, задержанных милицией, было бы оформление единого протокола на задержанного, в котором регистрируются все аспекты задержания, включая время и причину ареста, время пребывания в органе милиции; факт информирования о правах задержанных; данные о физических и психических отклонениях у задержанного; визиты родственников, адвоката, врача или представителя иностранного консульства; данные о питании, о допросах и о визите к прокурору; о том, когда предъявлено официальное обвинение или время освобождения и т.п. (пункт 54);
- для полной эффективности с точки зрения предупреждения жестокого обращения и злоупотреблений следует проводить проверки учреждений милиции прокурорами без предупреждения (неожиданно). При этом им следует посещать и сами камеры, и общаться с задержанными лицами (пункт 56).

информационные запросы
- информация о праве встретиться с адвокатом людей, задержанных по подозрению в бродяжничестве (пункт 45);
- существует ли в Украине система юридической помощи для задержанных, не имеющих средств (пункт 46);
- составляются ли по итогам проверок прокурорами учреждений милиции отчеты и если ДА, то просьба представить копию одного из них, составленного по итогам недавней проверки самого большого районного управления ГУМВД в Киеве (пункт 56).
4. Условия содержания
a. районные отделения милиции
рекомендации
- предпринять необходимые меры, обеспечивающие, что лица, задержанные милицией, содержатся в районных отделениях милиции исключительно не дольше начального срока в 72-часа (пункт 67);
- обеспечить задержанным лицам доступ к питьевой воде (пункт 68);
- обеспечить чистоту и отремонтировать туалеты (пункт 68);
- выдавать задержанным предметы личной гигиены (мыло, полотенце, туалетную бумагу и т.п.) (пункт 68);
- всем задержанным на ночь выдавать чистые матрасы и одеяла (пункт 68);
- улучшить освещение камер (по мере возможности обеспечить доступ дневного света и чтобы искусственное освещение было достаточным для чтения, исключая время сна), проверить вентиляционные системы и обеспечить адекватный доступ свежего воздуха (пункт 68);
- рассмотреть возможность предоставления задержанным, содержащимся в камерах дольше 24 часов, прогулки на свежем воздухе, по крайней мере, час в день, и возможность делать физические упражнения (пункт 69).

b. изоляторы временного содержания (ИВС)
рекомендации
- предпринять меры, обеспечивающие, чтобы срок содержания в ИВС, предусмотренный статьей 155 УК, не превышал десять суток (пункт 85);
- предпринять срочные шаги и обеспечить всем заключенным в ИВС лицам,:
• чистые матрасы и одеяла;
• основные предметы личной гигиены (мыло, полотенце, туалетная бумага и т.п.) и предоставление им возможности мыться каждый день, снабжая достаточным количеством воды;
• возможность принимать теплый душ сразу по прибытии в учреждение и один раз в неделю в течение времени содержания в ИВС;
• необходимые средства для поддержания чистоты в камерах (пункт 86);
- предпринять немедленные шаги и обеспечить:
• качество и достаточное количество пищи для заключенных;
• эффективные меры борьбы с насекомыми;
• улучшение освещения и вентиляции камер;
• отделение туалетов от остальной части камер;
• заключенных материалами для чтения;
• пересмотр возможности заключенным контактировать с внешним миром и исключить неоправданные запреты на свидания (пункт 86);
- обеспечить возможность заключенным в ИВС прогулок на свежем воздухе, по крайней мере, один час в сутки и предоставить дворик достаточных размеров для выполнения физических упражнений (пункт 86);
- все лица по прибытию в ИВС должны надлежащим образом обследоваться квалифицированным медперсоналом сразу по прибытии (пункт 86);
- врачи в больших ИВС, таких, как в Днепропетровске и Киеве, должны регулярно проводить медосмотр заключенных. К тому же врач мог бы отвечать за службу охраны здоровья и надзор за работой медперсонала ИВС (пункт 86).

комментарии
- все заключенные в ИВС, а не только арестованные дольше, чем на 10 суток, должны иметь право на прогулки на свежем воздухе час в сутки (пункт 80);
- должно стать целью создание в ИВС бытовых условий, сопоставимых с условиями в группе камер Днепропетровского ИВС, описанными в первом абзаце пункта 71, и обеспечение задержанным ежедневные прогулки на площадках достаточных для выполнения физических упражнений размеров (пункт 86).

d. Киевский приемник-распределитель для несовершеннолетних
рекомендации
- предпринять меры, гарантирующие:
• по крайней мере, один час прогулок на свежем воздухе и материалы для чтения детям, которые содержатся в комнатах для дисциплинарной изоляции, какова бы ни была причина такой изоляции;
• полную сохранность регистрационных записей о помещении детей в комнаты изоляции (пункт 93).

комментарии
- украинским властям предлагается проверить, что мальчики, содержащиеся в центре, могут беспрепятственно пользоваться туалетом, в том числе ночью (пункт 88);
- украинским властям предлагается обеспечить в достаточном количестве находящихся в центре детей верхней одеждой (пункт 90).

d. Другие учреждения милиции временного содержания
рекомендации
- рекомендации, сделанные в пункте 86 в отношении ИВС, применимы в равной мере и к приемнику-распределителю для бродяг на Центральном железнодорожном вокзале Киева, а также к приемнику-распределителю для бродяг и к центру заключенных за административные правонарушения Днепропетровска (пункт 106);
- следует обеспечить в приемнике-распределителе для бродяг в Днепропетровске более равномерное использование имеющихся мест (пункт 106);
- рассмотреть возможность создания комнат отдыха для задержанных лиц в центрах для админзадержанных и в приемниках-распределителях для бродяг (пункт 107).

информационный запрос
- подтвердить окончание ремонта «фильтрационной комнаты» в отделении транспортной милиции на Центральном железнодорожном вокзале в Киеве и предоставить информацию об условиях содержания в ней задержанных людей (пункт 96).

Б. УЧРЕЖДЕНИЯ ГОСУДАРСТВЕННОГО ДЕПАРТАМЕНТА
ПО ВОПРОСАМ ИСПОЛНЕНИЯ НАКАЗАНИЙ

1. Предварительные замечания
рекомендации
- отдать приоритет осуществлению комплекса мер по снижению перенаселения (пункт 111);
- увеличить как можно скорее нормы жилой площади на человека в СИЗО и, если необходимо, в других видах тюремных учреждений. Нормы должны быть не менее 4 м2 на человека (а любые камеры меньше 6 м2 должны быть изъяты из использования для содержания заключенных) (пункт 112);
- предпринять специальные меры по обеспечению работой большего числа заключенных (пункт 113).

информационный запрос
- детальная информация об организации и обязанностях Государственного Департамента по вопросам исполнения наказаний (пункт 108).

2. Жесткое обращение
рекомендации
- отменить анахроничную практику, когда заключенные должны становиться лицом к стене, если мимо проходит персонал или посетители (пункт 116),

информационный запрос
- о сомнительных случаях, которые изложены в пункте 114 (пункт 114);

в отношении 1997 и 1998 годов
представить число жалоб о жестоком обращении персонала учреждений Государственного Департамента по вопросам исполнения наказаний, от лиц, которые там находятся временно;
число дисциплинарных и/или уголовных санкций, наложенных после рассмотрения жалоб (пункт 115)

3. СИЗО № 313/203 в Харькове

а) условия содержания общего спецконтингента
рекомендации
- немедленно обеспечить заключенных в достатке предметами личной гигиены и средствами для уборки их камер (пункт 130);
- как можно скорее предпринять меры и обеспечить улучшение бытовых условий во всех камерах в здании № 1 и 2, до уровня не ниже, чем условия, чистота и гигиена, дневное и электрическое освещение, вентиляция и оборудование в здании № 6. Срочные шаги следует предпринять для обеспечения каждому заключенному в здании № 1 и 2 кровати или места для сна.
Немедленно модифицировать устройства, находящиеся на окнах камер зданий №1, 2 и 5, чтобы улучшить доступ дневного света и воздуха (пункт 130);
- обратить особое внимание в ходе реконструкции здания на обособление туалетов в камерах (пункт 130);
- использование дворика для прогулок и, при необходимости, пересмотр его разбивки – в свете пункта 127 (пункт 130);
- изучить возможность использования открытых площадей по периметру учреждения и брошенного здания на территории СИЗО для проведения спортивных занятий и досуга (пункт 130).

комментарии
- невыносимая ситуация в Харьковском СИЗО служит иллюстрацией важности рекомендаций, сделанных в пунктах 17 и 111 (пункт 129);
- Комитет очень надеется, что новое здание тюрьмы на 270 мест будет в скором времени сдано в эксплуатацию (пункт 130);
- как только снизится перенаселение, следует разработать более полную программу мер. Целью программы должно стать обеспечение всех заключенных возможностью проводить значительную часть дня (например, 8 часов или более) за пределами своих камер, занимаясь полезной деятельностью разного вида (отдых/общение; работа, лучше всего профессионального содержания; обучение; спорт). Для несовершеннолетних заключенных должна быть предложена полная программа образования, развлекательной и иной полезной деятельности, чтобы выявить их потенциал для социальной интеграции или реинтеграции; физические занятия должны составлять важную часть этой программы (пункт 130).

b. Заключенные, приговоренные к смертной казни
рекомендации
- в свете рекомендаций, сделанных в пункте 130, предпринять срочные меры для исправления недостатков, описанных в пункте 132 в освещении, отоплении, постельном белье и предметах личной гигиены (пункт 132);
- срочно пересмотреть режим содержания приговоренных к смертной казни в Харьковском СИЗО № 203, равно как и в других тюремных учреждениях в Украине, обеспечив им полезную деятельность и человеческое общение; если требуется, внести изменения в инструкции (пункт 136);
- пересмотреть существующие инструкции и предоставлять приговоренным к смертной казни в Украине больше возможностей для общения с внешним миром (пункт 137).

информационные запросы
- информация о практическом улучшении условий пребывания лиц, приговоренных к смертной казни, как в Харьковском СИЗО, так и других СИЗО, вместе с копией инструкции от 20 апреля 1998 года (пункт 135);
- комментарии украинских органов по поводу информирования приговоренных к смертной казни об их правовом положении и об их доступе к механизмам Европейской Конвенции по правам человека (пункт 138);
- комментарии украинских властей по поводу системы постоянного отдельного содержания приговоренных к смертной казни от остального тюремного населения (пункт 139).

4. Службы охраны здоровья
рекомендации
- скоординировать усилия для осуществления всеобъемлющей политики по охране здоровья заключенных в свете замечаний пункта 143 (пункт 143);
- в отношении Харьковского СИЗО украинским властям следует:
• прилагать усилия по увеличению медицинского персонала;
• пересмотреть имеющиеся условия и источники медицинской службы и обеспечить рациональное управление охраной здоровья пациентов, размещенных в санитарных камерах, а также бытовых условий, отвечающих нормам гигиены, установленным отделом здравоохранения. Более централизованно разместить медицинскую службу (пункт 147);
- предпринять незамедлительные меры по обеспечению медицинскими препаратами – включая лекарства от туберкулеза – Харьковский СИЗО и, если необходимо, другие тюремные учреждения (пункты 148 и 156);
- проводить медицинский осмотр при поступлении в свете замечаний, сделанных в пункте 151. Подобный же подход использовать при осмотре заключенных после случаев насилия в тюрьме (пункт 151);
- пересмотреть метод диагностики туберкулеза у заключенных, принимая во внимание замечания пункта 153 и следуя международным принципам, недавно принятым для диагностики и борьбы с туберкулезом (пункт 153);
- предпринять меры для определения источника и масштаба различных форм туберкулеза в Харьковском СИЗО и, при необходимости, в других тюремных учреждениях Украины. В случае обнаружения этих форм туберкулеза предпринять экстренные профилактические меры, используя руководства, изданные ВОЗ (WHO) и МККК (ICRC) (пункт 154);
- в Харьковском СИЗО предпринять меры, обеспечивающие:
• приемлемые условия гигиены и вентиляции в камерах заключенных, больных туберкулезом, предоставляя приоритет камере 64. Озаботиться гарантиями поддержания норм личной гигиены, соответствующих их состоянию здоровья;
• размещать туберкулезных заключенных – независимо от их категории – основываясь на точном диагнозе;
• раздачу и наблюдение за приемом лекарств от туберкулеза (пункт 156);
- украинским властям:
• безотлагательно гарантировать строгое соблюдение установленных различных норм для ежедневного рациона;
• обеспечить приготовление пищи в надлежащих санитарных условиях;
• ликвидировать дефицит хранящихся продуктов питания (в частности, хранящихся в холодильниках, морозильных камерах, следя за сроком годности консервированных продуктов) (пункт 159).

комментарии
- очень важно, чтобы все предпринимаемые меры по охране здоровья в тюремных учреждениях, как и решения тюремного врача, основывались только на медицинских критериях, а качество и эффективность работы определялись квалифицированным медицинским органом (пункт 142).

информационные запросы
- передача ответственности за тюремные учреждения включает и управление здравоохранения (пункт 140);
- позиция украинских властей по поводу возможности повышения ответственности Минздрава в сфере здравоохранения в тюремной системе, включая подбор медицинского персонала и контроль их работы (пункт 142).

5. Другие положения, входящие в мандат Комитета
рекомендации
- предоставить высокий приоритет развитию как начальной, так и внутренней профессиональной подготовки тюремного персонала на всех уровнях. Во время такой подготовки особое внимание уделить ознакомлению и развитию умений межличностного общения. Создание позитивных отношений с заключенными считать основной чертой профессии тюремного работника (пункт 162);
- иметь дисциплинарные процедуры, обеспечивающие, что заключенного выслушают во всех случаях о проступках, в которых он подозревается; при необходимости, приложить соответствующие инструкции (пункт 163);
- немедленно предпринять меры и обеспечить всем заключенным в карцер:
• предоставление матраса и одеяла на ночь;
• предоставление одночасовой прогулки каждый день (пункт 164);
- обеспечить всем заключенным в карцер право читать газеты (пункт 164);
- пересмотреть в свете замечаний, сделанных в пункте 168, принятую практику разрешения переписки и предоставления свиданий заключенным, содержащимся в СИЗО (пункт 168);
- немедленно прекратить использование двух чрезвычайно маленьких комнат для ожидания в здании № 2 Харьковского СИЗО (пункт 174).

комментарии
- украинские власти призываются пересмотреть условия, в которых происходят свидания, и обеспечить, по возможности, не только заключенным, которые работают, но и другим заключенным в следственных изоляторах получение свидание в сравнительно открытых условиях (пункт 169);
- властям предлагается включить Президента КПП в перечень органов, к которым заключенные могут обращаться конфиденциально (пункт 171);
- украинские власти призываются пересмотреть, насколько это возможно, условия, в которых заключенные ожидают размещения/перемещения в приемной Харьковского СИЗО (пункт 173).

информационные запросы
- имеют ли заключенные право подавать апелляцию в вышестоящий орган по поводу дисциплинарных санкций (пункт 163);
- представить информацию о возможной длительности содержания заключенных в одиночной камере СИЗО и о существующих процедурных гарантиях (сообщается ли заключенным, помещенным в одиночную камеру, о причинах примененных к ним мер? Разрешено ли им представлять свое мнение? Могут ли они оспаривать принятые меры?) (пункт 165);
- предоставить детали (частота, длительность) права на свидания осужденных, которые не работают в СИЗО (пункт 168);
- гарантируется ли конфиденциальность переписки заключенных (осужденных или находящихся под следствием) с адвокатами (пункт 168);
- предоставить копии отчетов прокурора, отвечающего за инспектирование Харьковского СИЗО, за июнь – октябрь 1998 года (пункт 172).

В. УЧРЕЖДЕНИЯ СЛУЖБЫ БЕЗОПАСНОСТИ УКРАИНЫ

рекомендации
- в СИЗО Службы безопасности в Киеве:
• улучшить доступ дневного света в камерах (например, снятием с окон внешних металлических жалюзи) (пункт 178);
• найти способ обособления туалетов в камерах (+пункт 178);
• пересмотреть место для прогулок (пункт 179);
• предпринять меры по обеспечению заключенных программами полезной и разнообразной деятельности (общение/отдых; работа, желательно, профессионального содержания; образование; спорт и т.п.), которые дадут возможность проводить значительную часть дня (например, не менее 8 часов) за пределами камер (пункт 180);
- предпринять шаги и обеспечить проведение медицинского осмотра по прибытии в рамках, отвечающим рекомендациям пункта 151(пункт 182);
- обеспечить доступ дневного света в штрафной изолятор размером 72 м2 в СИЗО Службы безопасности в Киеве (пункт 184);
- рекомендацию пункта 163 об упреждающих мерах в отношении заключенных, к которым применены дисциплинарные санкции, применять и к лицам, содержащимся в учреждениях Службы безопасности (пункт 184);
- камеру, которая не освещается и не вентилируется и о которой идет речь в пункте 185, в таком состоянии не использовать (пункт 185);
- каждый факт помещения в штрафной изолятор регистрировать в специальном журнале (пункт 186);
- применять рекомендацию пункта 168 о контактах с внешним миром, с необходимыми изменениями, в отношении заключенных, содержащихся в следственных изоляторах Службы безопасности (пункт 187);
- немедленно изъять из использования комнаты ожидания площадью около 0,68 м2 и 1 м2 в СИЗО Службы безопасности (пункт 188);
- контролировать освещение и вентиляцию в фургоне, отказаться от помещения заключенных в помещения размером 0,5 м2 (пункт 189).

комментарии
- было бы желательно, чтобы заключенные на всей территории Украины, включая тех, которые находятся в СИЗО, имели право звонить по телефону своей семье и/или близким друзьям (пункт 187);

информационные запросы
- комментарии украинских властей об адекватности несрочной медицинской помощи (пункт 183);
- представить информацию о применении упреждающих мер, упомянутых в пункте 163, также к лицам, содержащимся в учреждениях СБУ и к которым применены дисциплинарные меры (пункт 184);
- предоставляются ли лицам, помещенным в штрафные изоляторы, матрасы и одеяла на ночь, возможности для чтения и прогулки на свежем воздухе (пункт 184);
- представить информацию по поводу общения с внешним миром, как и в пункте 168, с необходимыми коррективами, и в отношении заключенных, содержащихся в следственных изоляторах СБУ (пункт 187);
- копию любых инструкций с описанием транспортных средств, используемых для перевозки заключенных (пункт 189).

Г. ПСИХИАТРИЧЕСКИЕ УЧРЕЖДЕНИЯ

1. Предварительные замечания
информационные запросы
- информацию о проекте Закона о психиатрической помощи (пункт 190);
- комментарии украинских властей по вопросу обмена пациентами между Украиной и другими странами СНГ (пункт 190).

2. Жестокое обращение
рекомендации
- четко указать персоналу МВД, обеспечивающему охрану в Днепропетровской психиатрической больнице усиленного режима, а также в других психиатрических учреждениях в Украине, что жестокое обращение с пациентами неприемлемо и будет со всей строгостью наказываться (пункт 193);
- рассмотреть возможность комплектования персонала охраны, который работает в психиатрическом учреждении, Министерством здравоохранения и подчинения его начальнику учреждения. В любом случае такой персонал должно готовить Министерство здравоохранения (пункт 194).

информационный запрос
в отношении 1997- 1998 годов
- число поданных жалоб на жестокое обращение медицинского персонала и персонала охраны в психиатрических учреждениях в Украине;
- перечень санкций, наложенных после жалоб на жестокое обращение медицинского персонала и персонала охраны (пункт 196).

3. Днепропетровская Государственная психиатрическая больница усиленного режима
рекомендации
- предпринять дальнейшие шаги по улучшению бытовых условий в палатах больницы, принимая во внимание замечания в пунктах 200 - 202. Доминирующей целью должно быть создание положительного терапевтического окружения пациентам. Это включает, прежде всего, предоставление достаточной площади каждому пациенту. Следует приложить усилия для обеспечения более приятного и индивидуализированного окружения для пациентов, в частности, предоставляя им уединенное пространство и разрешая разумное число личных вещей. Следует предпринять шаги, обеспечивающие индивидуальный подход к одежде пациентов (пункт 204);
- предпринять сконцентрированные усилия для улучшения обслуживания пациентов в больнице. В частности, предпринять шаги для восстановления трудовой терапии как важной части реабилитационного процесса. Предпринять усилия для привлечения большего числа пациентов в терапевтические группы и к индивидуальной психотерапии (пункт 208);
- предпринять шаги для улучшения условий для прогулок (пункт 208);
- предпринять меры для заполнения всех вакантных должностей среднего медицинского персонала (пункт 211).
- существенно усилить команду специалистов, обеспечивающих терапевтические и реабилитационные программы (пункт 211);

комментарии
- украинские власти призываются рассмотреть возможность модификации палат, рассчитанных на большое число пациентов, которые есть в больнице; такие помещения едва ли совместимы с нормами современной психиатрии (пункт 204),
- долгосрочной целью должен стать отход от окружения, основанного на содержании пациентов под стражей и медикаментозном лечении, к его замене и созданию терапевтической среды, которая включает, в частности, трудовую терапию и психико-социальное вмешательство (пункт 208);

информационные запросы
- завершились ли работы по реконструкции в Днепропетровской психиатрической больнице усиленного режима (пункт 199);
- предоставить информацию о существующих мерах по специальной подготовке среднего медицинского персонала в психиатрических учреждениях в Украине (пункт 211).

4. Киевский городской центр судебной психиатрической экспертизы
рекомендации
- немедленно предпринять шаги для:
• гарантированного предоставления всем пациентам ежедневно прогулок на свежем воздухе;
• изъятия из оборота двух комнат в приемном покое (пункт 217);
- приложить усилия для:
• применения психико-социальных терапевтических мер в отношении лиц, содержащихся в Центре;
• создания близкого по духу и индивидуализированного окружения пациентам, в частности, разрешая им большее число личных вещей (пункт 217).

5. Средства усмирения
рекомендации
- разработать детальную политику применения средств усмирения. Такая политика должна подчеркивать, что начальные попытки усмирения агрессивного поведения должны быть, по возможности, нефизическими (например, словесные действия), а там, где физическое сдерживание неизбежно, оно должно ограничиваться контролем рук (пункт 221);
- медицинскому персоналу психиатрических учреждений пройти обучение применению нефизических методов и метода контроля рук возбужденных или невменяемых пациентов (см. пункт 221);
- предпринять шаги, чтобы ситуации, подобные описанной пункте 222, не повторялись (пункт 222);
- каждый случай физического усмирения пациента регистрировать в специальном журнале, который должен быть заведен специально с этой целью. В журнале отмечать время, когда применение мер начато и когда закончено, кто санкционировал меры, обстоятельства ситуации, причины обращения за помощью и перечень повреждений, полученных пациентами или персоналом (пункт 223).

комментарии
- медицинский персонал должен нести основную ответственность за усмирение возбужденных или невменяемых пациентов. Любая помощь "контролеров" в таких случаях должна предоставляться лишь по просьбе медицинского персонала и быть строго в рамках указаний этого персонала (пункт 221).

6. Гарантии в контексте принудительной госпитализации
рекомендации
- систематически предоставлять всем пациентам информацию о состоянии и лечении, которое им предлагается. Предоставлять информацию и после лечения (результаты и т.п.) (пункт 226);
- принять план специальных мер, которые позволят пациентам подавать официальные жалобы в четко определенные органы и иметь конфиденциальные контакты с необходимыми органами за пределами учреждения. Эти меры должны включать предоставление пациентам информации о возможности представления жалоб (пункт 227);
- издать информационную брошюру с распорядком дня больницы и правами и вручать ее при поступлении каждому пациенту, а также их семьям. В случае трудностей с пониманием пациентом этой брошюры оказывать ему в этом необходимую помощь (пункт 227).

комментарии
- украинские власти призываются предпринять меры и внешние стимулы для поддержки персонала психиатрических учреждений (пункт 232).

информационные запросы
- информация о практических процедурах, обеспечивающих всесторонний и тщательный пересмотр оснований госпитализации пациента (пункт 225);
- полный перечень законных процедур, используемых при помещении лица в психиатрическую больницу, в частности, детальная информация о медицинских основаниях, необходимых для принудительной госпитализации, роль судов в решении о принудительной госпитализации, заявление о правах пациента против принудительной госпитализации и процедуры периодического пересмотра необходимости продолжения принудительной госпитализации (пункт 225);
- всю информацию о законодательстве Украины по поводу согласия на лечение (пункт 226);
- применяется ли цензура всех писем со стороны лечащего врача, в том числе и к переписке пациента со своим адвокатом (пункт 229);
- представить информацию о существующих условиях в Киевском городском центре судебной психиатрической экспертизы для свиданий с пациентами (включая адвоката) и для переписки (пункт 230);
- копия последнего отчета, составленного прокурором о посещении Днепропетровской психиатрической больницы усиленного режима (пункт 231);
- подробности о контроле внешними структурами Киевского городского центра судебной психиатрической экспертизы (пункт 231).

Д. ДРУГИЕ УЧРЕЖДЕНИЯ

1. Комнаты для задержанных лиц Госкомграницы
рекомендации
- регистрировать в журналах информацию о дальнейшем направлении лиц, покидающих комнаты для задержанных в аэропорту Борисполь и приемник-распределитель (освобождаются, отправляются назад, передаются в учреждения милиции и т.п ) (пункт 234).

информационные запросы
- представить подробную информацию, включая копии соответствующих текстов, о случаях, когда персонал Госкомграницы может лишить лицо свободы (иностранца или гражданина Украины), срок, на который такое лицо может быть задержано, а также формальные гарантии для таких лиц (право на информирование близких родственников или третью сторону о факте задержания, право получить услуги адвоката/врача, общение с консульскими органами и т.п.) (пункт 235);
- представить четкую информацию о процедуре предоставления убежища или реакции на различные заявления иностранных граждан (пункт 235);
- информация о культурных мероприятиях для задержанных (материалы для чтения, организация досуга, телевидение и т.п.);
- комментарии органов власти Украины о финансирования пребывания и питания задержанных иностранцев и практические меры по обеспечению питанием лиц, задержанных работниками Госкомграницы (пункт 235).

2. Днепропетровский ЛТП для алкоголиков
рекомендации
- предпринять шаги по улучшению условий содержания алкоголиков в камерах дисциплинарного наказания по замечаниям пункта 243 (пункт 243).

информационный запрос
- дальнейшая информация об ожидаемой трансформации этого типа учреждений (пункт 239).

3. Палата под охраной в Киевской больнице скорой помощи
рекомендации
- прекратить практику приковывания задержанных к кроватям (пункт 245);
- предпринять шаги и обеспечить задержанным больным право на свидания, включая встречи с адвокатом, и предоставление ежедневных прогулок на свежем воздухе, если нет медицинских противопоказаний (пункт 246).

комментарии
- украинским властям предлагается обеспечить досуг для больных заключенных, содержащихся в палатах под охраной (например, доступ к книгам и газетам, радио/телевизор) (пункт 246).

информационный запрос
- причины, которые не позволяют пациентам в камере под охраной получать продуктовые посылки (пункт 246).







ПРИЛОЖЕНИЕ II

СПИСОК

ОРГАНОВ ГОСУДАСРТВЕННОЙ ВЛАСТИ И НЕПРАВИТЕЛЬСТВЕННЫХ ОРГАНИЗАЦИЙ,
ВСТРЕЧАВШИХСЯ С ДЕЛЕГАЦИЕЙ КОМИТЕТА

ОРГАНЫ ГОСУДАСРТВЕННОЙ ВЛАСТИ:

Министерство внутренних дел Украины
- Господин Александр ТЕРЕЩУК Заместитель Министра внутренних дел
- Господин Иван ШТАНЬКО Директор Департамента по вопросам исполнения наказаний
- Господин Александр ПТАШИНСКИЙ Первый заместитель директора Департамента по вопросам исполнения наказаний.
- Господин Валерий КУЗЬМИН Заместитель начальника управления Департамента по вопросам исполнения наказаний
- Господин Георгий СВИСЛОЦКИЙ Начальник управления международных связей
- Господин Александр ГУНЧЕНКО Заместитель начальника Управления здравоохранения
- Господин Анатолий ТОПИХА Заместитель начальника Управления уголовной милиции по делам несовершеннолетних.
- Господин Виктор ОВСЯННИКОВ Заместитель начальника Главного Управления Административной милиции
- Господин Василий ГРИЩУК Начальник отдела спец. учреждений милиции

Министерство обороны
- Господин Василий СОБКОВ Заместитель министра обороны
- Господин Виктор ГУДИМ Начальник Штаба наземных войск

Министерство здравоохранения
- Госпожа Любовь НЕКРАСОВА Заместитель министра здравоохранения
- Господин Валерий ПИЩИКОВ Начальник Главного Управления оказания гражданской медицинской помощи и профилактики заболеваний.
- Господин Александр КВАСНЕВСКИЙ Начальник отдела психического здоровья Главного Управления оказания гражданской медицинской помощи и профилактики заболеваний

Министерство юстиции
- Госпожа Сюзанна СТАНИК Министр юстиции
- Господин Сергей ВАСЕЛИНА Заместитель начальника Управления международного сотрудничества и оказания правовой помощи
- Господин Сергей ПОЛОЖИЙ Первый заместитель начальника Управления законодательства о правосудии, охраны правопорядка и обороны
- Госпожа Валерия ЛУТКОВСКАЯ Заместитель начальника Управления международного сотрудничества и правовой помощи
- Господин Дмитрий КОРБУТ Главный советник

Министерство иностранных дел
- Господин Александр КУПЧИШИН Начальник Управления
- Господин Александр САВЕНКО Атташе

Генеральная Прокуратура
- Господин Иван ВЕРНИДУБОВ Заместитель Генерального прокурора
- Господин Сергей МИРОШНИЧЕНКО Начальник Управления по надзору за соблюдением конституционных прав и свобод
- Госпожа Наталья ШЕСТАКОВА Начальник Управления по надзору за соблюдением законодательства в отношении несовершеннолетних
- Господин Виктор ТАНЦУРА Начальник Управления по надзору за соблюдением законности органами следствия Генеральной Прокуратуры
- Господин Олег БРАУН Начальник Управления по надзору за соблюдением законности органами уголовного расследования Генеральной Прокуратуры
- Господин Олег ПРОЦУК Начальник Управления по надзору за соблюдением правоохранительными органами законодательства при проведении оперативно-розыскной деятельности, предварительного следствия и дознания
- Господин Виталий ФРИЧ Начальник Управления по надзору за соблюдением законности органами СБУ, Государственной таможенной службы и Госкомграницы при проведении оперативно-розыскных действий
- Господин Виктор КУДРЯВЦЕВ Начальник управления
- Господин Николай ДОЦЕНКО Начальник управления
- Господин Алексей ЦЕРЕЛЕНКО Начальник управления международных и правовых отношений
- Господин Станислав МАЛКИН Заместитель начальника Управления статистики

Служба безопасности Украины
- Господин Анатолий БЕЛЯЕВ Заместитель Председателя
- Господин Владимир ПРИСТАЙКО Заместитель Председателя
- Господин Петр МЕЛЬНИК Главный инспектор

Госкомграницы Украины
Господин Виктор ЗАЯРНЫЙ Заместитель Председателя

Неправительственные организации

Хельсинки-90
“Донецкий Мемориал”
Харьковская правозащитная группа
Севастопольская правозащитная группа
Украинская Ассоциация психиатров
Украинско-американское Бюро по защите прав человека

щоб розмістити повідомлення чи коментар на сайт, вам потрібно увійти під своїм логіном