Версія новин сайту
для мобільного телефону
http://ukrprison.org.ua/wap

Міжнародний фонд "Відродження"

«Пятая колонна» в Херсонской колонии?

Ирина Ухварина | «Вгору»
Уже более 10 лет, после выведения системы исполнения наказания из подчинения милиции (в апреле 1999 года), двери Херсонских колоний открылись и для общественников, и для журналистов. Мало того, на одной из первых пресс-конференций (2001 год), начальник управления Госдепартамента по вопросам исполнения наказания в Херсонской области (УГДУВИН) Владимир Пинькас пригласил представителей прессы чаще посещать учреждения: «Нам скрывать нечего. Хотите посетить любую колонию, приходите – вас проведут и покажут все, что вы хотите увидеть». И ходили, и ездили, и писали, делали передачи и фильмы. Но тут, вдруг, на днях, мы узнаем, что в Херсонских колониях, на самом деле, – беспредел.
Об этом сообщило Интернет-издание «Украина Криминальная». Цитируем: «Была создана комиссия…принял участие в ее работе старший помощник прокурора Херсонской области Сергей Донев,…первый заместитель председателя Госдепартамента Николай Ильтяй и Председатель правления «Международной Лиги защиты прав граждан Украины» Эдуард Багиров…во время работы комиссии было подтверждено и выявлено большинство фактов нарушения прав осужденных со стороны оперативных работников колонии № 90. В частности, выявлена комната для пыток и издевательств в помещении штаба колонии; подтверждены факты систематического избиения осужденных работниками оперативной части...» На сайте Госдепартамента Украины одновременно появилась следующая информация: «23 листопада 2009 року до Державного департаменту України з питань виконання покарань (далі – Держдепартамент) надійшло звернення Голови правління Міжнародної громадської організації “Міжнародна ліга захисту прав громадян України” щодо наявності серйозних порушень в діяльності персоналу Північної виправної колонії управління Держдепартаменту в Херсонській області (№90).
Групою працівників центрального апарату Держдепартаменту на чолі з першим заступником Голови генерал-лейтенантом внутрішньої служби Ільтяєм М.П. здійснено виїзд на місце для проведення службової перевірки, в ході якої зазначена інформація знайшла своє підтвердження. Після завершення перевірки та за її результатами будуть вжиті заходи реагування».

Сразу же после этого пошли слухи о том, что это «заказуха», и ее цель - снять нашего Херсонского начальника УГУВИН, что даже уже известна новая кандидатура на его место. Эти слухи пошли не на пустом месте: накануне приезда этой комиссии, херсонские учреждения проверялись как никогда - и прокуратурой, и киевским руководством. Но только приезд последних визитеров вместе с Эдуардом Багировым стали сенсацией.
Как рассказал (бывший начальник ИК №90, на момент приезда «проверяющих» был уже подписан приказ о его отставке в связи с уходом на пенсию, но он еще работал) Николай Бондарь, проверяющие встретились с теми осужденными, что обвиняли сотрудников в избиениях, попросили их раздеться и лично осмотрели в поисках синяков и других следов издевательств. И - ничего не увидели. А те комнаты, что оборудованы для пыток – это комнаты для досмотра прибывающих в колонию новых осужденных. Орудия «пыток» - это спецсредства: наручники, резиновые дубинки и баллончики со слезоточивым газом, которые есть в каждой колонии на случай чрезвычайных происшествий. Если вдруг кто-либо из осужденных начинает себя вести неадекватно и противозаконно, его изолируют именно в этой комнате до принятия решения о его переводе, например, на участок усиленного контроля, или другом наказании. Спецсредства применяются для усмирения, если человек «буйствует». Любое такое применение, даже если просто одеваются наручники, обязательно документируется и проводится проверка. Ни одной жалобы на то, что в этой колонии человека просто так «опоясали» дубинкой, за последние годы – не было.

Я, как журналист газеты «Вгору» и как председатель общественного совета при УГДУВИН в Херсонской области попыталась связаться со всеми проверяющими, что посещали колонию в тот день и узнать, что же там они нашли на самом деле. Может ли быть так, что все предыдущие посетители колонии за десятилетие ничего не заметили, потому что не знали куда смотреть, или им просто не показывали то, что нельзя увидеть? Правда ли то, что написано в той статье, или это - «утка» с непонятной целью?
Сергей Донев по мобильному телефону сказал, что сейчас проверка еще продолжается, она – на контроле и областного руководства, и руководства Генпрокуратуры. Окончательно говорить о выводах пока рано. Тем не менее, подтвердил сказанное Николаем Бондарем. Те осужденные, что «вызвали» комиссию, сами не были пострадавшими, но называли другие фамилии. Они встречалась с теми другими осужденными, к ним действительно применялись спецсредства, но все было задокументированно как положено. Сейчас больше стоит вопрос о том, насколько обоснованно применялись те самые спецсредства и «не перегнули ли палку оперативники».
Николай Ильтяй отказался комментировать ситуацию по телефону, мотивируя тем, что во-первых, не знает кто с ним говорит по телефону, представившись моим именем и перепроверять не будет, во-вторых, ему неизвестно как я распоряжусь этой информацией, и, в третьих, того, что вывешено на сайте Департамента более чем достаточно, тем более, что это – их, то есть, системы, «внутреннее дело».
А Эдуард Багиров оказался очень занят. Его помощник Макар Барило сказал, что тот сможет подойти к телефону не раньше пятницы (я пыталась связаться с ним во вторник). А сам он не в курсе херсонских событий, и каких-либо документов по этому поводу у него нет.

P.S.

На минувший понедельник, 14 декабря, планировалось расширенное заседание общественного совета при УГДУВИН, городской наблюдательной комиссии и представителей прокуратуры на базе ИК № 90. Но ее пришлось перенести на неопределенный срок в связи с тем, что в колонии произошло ЧП: впервые за последние, как минимум пять лет, драка между осужденными с применением холодного оружия. Один из осужденных был доставлен в реанимацию с пятью ножевыми ранениями. Сейчас его жизнь в неопасности. Но в связи с инцидентом в колонии в понедельник проводилась так называемая «отработка»: полный обыск жилых помещений.
Те двое осужденных, что обратились в «Международную Лигу защиты прав граждан Украины», к этой ситуации не имеют никакого отношения. Один из них, к слову, уже переведен в другую колонию, второй ждет перевода, но, говорят, что уезжать не хочет. Наши херсонские колонии – «красные», то есть те, где ситуация всегда контролировалась администрацией. А «там» ему придется «отвечать за базар».

щоб розмістити повідомлення чи коментар на сайт, вам потрібно увійти під своїм логіном