Версія новин сайту
для мобільного телефону
http://ukrprison.org.ua/wap

Міжнародний фонд "Відродження"

За семью печатями

Алла Иванилова
То, что творится за высокими стальными заборами исправительных учреждений, для простых смертных навсегда останется тайной за семью печатями. Однако, по словам правозащитников, в казахстанских тюрьмах далеко не идеальная дисциплина и факты нарушения прав заключенных встречаются нередко
В последние годы Казахстан взял курс на последовательную гуманизацию уголовной и уголовно-исполнительной политики, модернизацию законодательства в сфере борьбы с преступностью, внедрение новых моделей и технологий ресоциализирующего предупредительного воздействия на осужденных. Так, в честь 20-летия независимости в республике объявили седьмую по счету амнистию осужденных. По состоянию на 11 июня места лишения свободы покинули 2511 человек. Постановлением суда еще 665 заключенным сократили сроки наказания, а также по различным причинам суд отказал 60 осужденным. Что касается лиц, осужденных к наказаниям, не связанным с лишением свободы, то на 1 июня суды приняли без малого 8 тысяч положительных решений об их освобождении от дальнейшего отбывания наказания, в том числе 1156 женщин и 160 несовершеннолетних.
Однако правозащитники считают, что амнистия должна подразумевать не только освобождение заключенных, но и дальнейшую их адаптацию, будь то материально-бытовая или трудовая. “Лишь при решении данного комплекса сложных вопросов институт амнистии осужденных будет соответствовать своему назначению, а социально-юридическая защищенность осужденных после освобождения из пенитенциарных учреждений станет важным противодействием рецидиву преступлений с их стороны”, - считает автор Экспертного обзора, посвященного правам осужденных, кандидат юридических наук, директор филиала Казахстанского международного бюро по правам человека и соблюдения законности в г. Усть-Каменогорске Куат Рахимбердин.
Несмотря на снижение в Казахстане численности “тюремного населения” (с 67 937 осужденных в 2000 году до 50 840 в 2010 году), наказание в виде изоляции от общества сохраняет свои лидирующие позиции в системе мер уголовно-правового воздействия (свыше 70 процентов). Поэтому следует и дальше предпринимать меры по гуманизации уголовной и уголовно-исполнительной политики. Однако утвержденная постановлением правительства Программа развития уголовно-исполнительной системы на 2012-2015 годы практически закрепляет приоритет развития наказания в виде лишения свободы и переход к покамерному содержанию осужденных, предусматривая на эти цели значительные объемы финансирования. “Данное обстоятельство создает определенную вероятность отношения к наказаниям и мерам без изоляции от общества как к чему-то второстепенному и менее важному, что совершенно недопустимо”, - считает Куат Рахимбердин.
В мировой практике персонал тюремных учреждений проходит специальную подготовку, где надзирателей обучают “гуманному” обращению с заключенными. Представители правозащитных организаций считают, что и в нашей стране следует внедрить такие курсы, особенно с учетом того, что Комитет уголовно-исполнительной системы после десяти лет реформ и ориентации на соблюдение международных стандартов прав осужденных передан из гражданского ведомства - Министерства юстиции, в силовое - Министерство внутренних дел. Обученные сотрудники УИС должны не только обеспечивать безопасность осужденных и неприкосновенность их человеческого достоинства, но и применять психолого-педагогические технологии для их исправления и средства разрешения конфликтов.
Нельзя не отметить и такой вопрос, как привлечение осужденных в местах лишения свободы к труду. Традиционно в казахстанской уголовно-правовой доктрине еще с советского времени труд рассматривался как важнейшее средство обеспечения исполнения наказаний и одно из средств исправления заключенных. Однако правозащитники говорят: “Недопустимо использовать труд осужденных в целях извлечения прибыли”. Если иначе нельзя, то работа должна учитывать не только возраст и состояние здоровья, но также уровень образования, квалификации, способности к определенным видам труда и творческой составляющей этого труда.
Осуждению со стороны правозащитников подверглись действия чиновников, направленные на закрытие молельных комнат и мест отправления религиозных обрядов в пенитенциарных учреждениях. Это решение руководства Комитета уголовно-исполнительной системы поборники прав считают нелогичным и нарушающим право осужденных на отправления религиозных обрядов. Представители традиционных религиозных конфессий Казахстана оказывали духовную помощь заключенным и имелись очевидные достижения. Это способствовало не только исправлению заключенных, но и предупреждению религиозного экстремизма, который в настоящее время проник в среду осужденных.
Правозащитники в очередной раз замолвили слово о создании в стране независимого общественного контроля. Сегодняшние общественно-наблюдательные комиссии (ОНК) зависимы от должностных лиц УИС, и это не позволяет объективно оценивать ситуацию за “колючей проволокой”. В первую очередь, необходимо предусмотреть право на внезапные визиты представителей ОНК в пенитенциарные учреждения. Только в этом случае возможно узнать, что на самом деле творится “за колючей проволокой”.

Астана